У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
Виктор Разин
РУССКИЙ ALT-LEFT
Стало быть, мы обязаны во всяком случае работать, а сколько времени - это, я полагаю, зависит не от заранее предопределенного срока, как бы навязанного нам, а от успешности нашей работы. Чем более усердно мы работаем, чем больше спасаем людей, тем больше срок, ибо мир кончится, думаю я, тогда лишь, когда уже никто не захочет быть с Богом и идти ко спасению.

Лев Тихомиров
“Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира"
По мере обнищания словарного запаса современного зрительского общества, в ходе перманентной деградации образов и понятий, низведения сакральных идей до уровня ходовых товаров на совершенно свободном рынке постмодернистских концепций - логика восприятия этих идей неминуемо должна была дойти до точки, в которой всякую мысль будут понимать не по её содержанию, а исключительно по форме. Таким образом мы на выходе из двадцатого века получили целый букет эпигонствующих дегенеративизмов: "старых левых", "новых левых", всевозможные "альтернативные" движения. Серия внутренних расколов в рабочем движении, - бывшая, впрочем, лишь следствием ничтожества реальной практической программы левых в целом, - особо усугубила субъективистский характер введения в оборот всяких новых понятий и названий.

Посуди сам, дорогой читатель: абсолютное большинство течений социалистической или вообще "левой" мысли мы знаем по именам самых плодовитых их создателей: марксизм, бакунизм, ленинизм, сталинизм, троцкизм, геваризм, маоизм. Сам язык, на котором разговаривают левые во всём мире оказывается чудовищно субъективистским и сверх-авторитарным по своей природе, потому как на первый план выносит не теоретическое или практическое содержание трудов того или иного автора, но личность данного человека. Разумеется, это лишь очередное свидетельство полного подчинения всех якобы "антисистемных" левых общей логике авторитарной организации современного капиталистического общества, - но это же и наглядная иллюстрация общего отношения левых к своим собственным идеям. Так, Советский Союз и его опыт для многих совершенно неотделим от личности Ленина, Сталина или Троцкого, - при том, что и революцию, и революционное государство создавалось руками и идейными устремлениями гигантского количества людей, рабоче-крестьянским народом и/или его партией. То же справедливо и для других деятелей революции. Впрочем, мы уже писали о роли личности в истории, - на вот, почитай.
Вернёмся к нашим расколам. Там, где субъективная вражда между отдельными личностями и их сторонниками всё же отступала перед полемикой полновесных идей, как, например, в социализме и анархизме, большевизме и меньшевизме, анархо- и национал-синдикализме и прочих, на свет выходит та самая хронологическая деградация изначальных конфликтов и понятий. Всё дробится на течения, организации сторонников одних и тех же идей постоянно раскалываются - и длится это десятилетиями. В конце-концов очередное поколение молодых и энергичных находит простейший способ межевания со всем своим прошлым, они провозглашают себя "новыми" левыми взамен старых. Что забавно, это уже старая сказка. Но важно вот что: здесь мы видим новый виток деградации понятийного аппарата всего левого движения в целом: смыслы и авторы смыслов больше не нужны для определения границ "нового течения", ему хватает одних временных рамок.

Здесь мы вплотную подходим к изначально проигрышному, и притом фундаментальному для всего левого движения понятия "альтернативы". В теории коммунизм является самостоятельной общественно-экономической формацией, превосходящей капитализм во всём - его наступление почти совершенно неизбежно и неотвратимо, но, при этом, зависит от коллективного практического действия всего человечества. Но те, кто должны организовать это самое практическое действие, - левые, - вынуждены в повседневной агитации и борьбе против капиталистического общества представлять свой строй в совершенно противном ему качестве "альтернативы" существующих порядков, для чего на протяжении всей истории рабочего движения было выдумано немало программ и обоснований. Что же их вынуждает?

Та самая логика рынка, в которой все мы живём. Чтобы продать человеку новую обувь, нужно убедить его в том, что нынешние его ботинки никуда не годятся. То же делает и делец-идеолог, торгующий утопиями: имея идеальное идеологическое доказательство негодности капитализма, он создаёт программу, которая могла бы из рамок того самого капитализма вывести покупателя его идей вместе со всем человечеством в светлое коммунистическое будущее. Программа эта и есть программа "альтернативы" капитализму: поскольку нельзя прямо сейчас построить коммунизм, нужно будет немножко потерпеть "лучшую" альтернативу капиталистической системе. Успех предприятия по торговле утопией здесь становится прямо зависим от настроения покупателя, от его положения и интересов, - их исследованием занимается особый "рабочий" отдел всей коммунистической корпорации. Итоговая прибыль измеряется по разному: кому-то из коммунистов хватает кресел в буржуазных парламентов, кому-то "успешных" революций (то есть моментов, когда покупатели выбирали их товар, - безотносительно дальнейшего падения спроса на коммунизм), хотя большинство мелких дельцов довольствуется и количеством кружков, митингов, членов своих организаций.

Но та же рыночная логика не оставляет левым и шанса на окончательную, абсолютную победу. Соревнуясь с капиталистической системой по её фундаментальным правилам, в рамках её фундаментальных законов, целиком и полностью принимаемых коммунистами, они даже в случае временной победы оставляют своим противникам всё ту же лазейку "альтернативы".

Так как же разорвать этот порочный круг? А никак.

Можно, конечно, построить коммунизм. Но сто пятьдесят лет истории рабочего движения наглядно показывают, что профессиональные коммунисты и анархисты являются чистыми импотентами в деле построения какого бы то ни было коммунизма. Конечно, они в этом не особенно-то и виноваты, ведь организация нетоварного производства без полной автоматизации в принципе невозможна (подробнее об этом смотрите наши прежние статьи "Математическая непреложность мечты" и "Социализм, которого мы не заслужили" Богдана Востокова, "Азбука принципов" Юрия Ли). Можно раз за разом пытаться продать свой "переходный период" под соусом альтернативы капитализму, - и надеяться, что пока левым принадлежит власть, коммунизм всё же наступит. А можно не страдать хернёй.
Но как же так, - скажет наш внимательный читатель, - вы же в "Голгофе" сами приторговываете коммунизмом под соусом переходного периода "альтернативной" капитализму кооперативизации?

Вот только кооперативизация не альтернатива капитализму, потому как она полностью вписывается в логику капиталистической организации производства.
Всё, что делает кооперативизация - снимает противоречие между трудом и капиталом внутри кооперативных предприятий, лишает рабочих позорного клейма пролетариата и превращает их в собственников.
Но исключительно в контексте тотальной капиталистической логики. И мы об этом честно говорим.
Да-да, дорогой читатель, это было только введение. Теперь же более предметно поговорим о левых и их "альтернативах".

Вообще, с бытовой точки зрения слово "альтернатива" отдаёт своего рода пассивной омежностью; альтернатива априори вторична по отношению к оригинальному явлению, которому она противопоставляется. При этом противопоставление это прямо подчиняется плюралистической логике рынка: "альтернативный" товар допускает существование товара конкурентного, допускает так же, что выберут "не его". Вот только капитализм не мыслится его агитаторами в зашоренной роли "альтернативы социализму", - он абсолютен и тотален, он воплощает собой величайшее явление в истории человечества, он, наконец, совершенно реален. Столь робкая постановка вопроса, как утверждение о наличии некоей "альтернативы" всеобщему порядку выдаёт общую нерешительность тех, кто об этой альтернативе говорит.

То же справедливо и для более приземлённого уровня употребления социалистами этого термина: желающие в очередной раз отмежеваться от "большинства" левых, - людей, безусловно, совершенно невменяемых, - зачем-то используют бесхребетное клеймо "альтернативы", чтобы, видимо, никого особо не обидеть. Насколько это слабо и бесхарактерно, надо думать, всем и так ясно. Альтернатива среди альтернатив - что может быть ничтожнее?

Итак, проигрышность такого позиционирования своего проекта как в общеполитическом, так и в чисто левом контексте очевидна. И прежде чем мы перейдём к разбору двух наиболее ярких представителей обоих жанров "альтернативы", стоит, как говорится, прогнать пару матов о себе любимых.
Дело в том, что товарищ Федорченко из более чем дружественного нам журнала "Либромарксизм" так же в своё время отнёс нашу скромную ассоциацию к категории "альтернативных левых", сокращённо альт-лефту. И действительно, во многом наши теоретические и практические позиции отличны от позиций "мейнстримного" социализма. Но разве мы предлагаем этому социализму какую-то свою альтернативу? Коллективизация и кооперативизация о которой мы говорим, - и это подчёркивалось всего несколькими абзацами ранее, - по всему своему значению и характеру отличается от той утопической сказки, которой предпочитают торговать эпигоны ленинизма в XXI веке. И здесь как никогда важно целеполагание: наша позиция не альтернативна, она единственно верна.

И всё же, насколько мы вообще левые? В идеальной, утопической перспективе коммунизма мы, конечно, уверены; но практически мы выступаем против оголтелого эгалитаризма в общественно-экономической жизни при рамках капитализма (рабочие-собственники нам предпочтительнее рабочих-пролетариев - даже при коллективизме), против либерализма и его уродливых детей, типа мультикультурализма и глобализма, и при этом особенно остро мы выступаем против государственной собственности и социального государства, загоняющих рабочий класс в стойло этатистского рабства. Выходит, нам следует создать свою собственную GRECE, испросив благословения у Алена де Бенуа?
Всё просто: мы русские коллективисты. Долгосрочные интересы и жизненные перспективы русских рабочих и русского народа для нас превыше всего. С этих позиций мы и критикуем всех, кого считаем заслуживающими критики.
Поехали.
Основная цель следующего текста такова: указать товарищам на ошибочность выбора "альтернативности", как основной характеристики при идейном самоопределении организации в целом. Мы надеемся, что наши критические замечания не будут восприняты, как личные оскорбления, кроме случаев, когда речь будет идти о долбоящерском сталинистском фарше. Эти макаки совершенно невменяемы, а потому оскорблять их весело, пусть и бесполезно. Они же макаки.

Наиболее наглядно порочное влияние "альтернативности", загоняющее организацию в рамки перманентной конфронтации с "мейнстримными" течениями, можно проследить в текстах журнала "Altleft | Альтернативные левые": "Принципы альтернативных левых", а так же "По следам критики наших принципов".

Для краткости позволим себе сжато пересказать общее содержание принципов, оригинал можно прочитать тут.

«
Альтернативные левые - движение современного социализма. Оно выступает за актуальную социалистическую повестку, не приемлет методы исторического реконструкторства, практикуемые старыми левыми.

Альтернативные левые - не "новые левые", потому как не отрицают, а продолжают и развивают идеи социализма XIX и XX веков.
1
Социализм – это прикладная "наука о способах, формах и методах организации бесклассового общества".
2
"Социализм будет таким, каким человечество сможет его сотворить". Социализм будет создан на практике, а не на бумаге.
3
Практика определяет теорию, никакая теория не может считаться верной без практического доказательства.
4
Альтернативные левые отвергают традицию политической нетерпимости "старых левых", выступают за "максимально широкое объединение сил для борьбы за новый социализм".
5
Альтернативные левые выступают за современный социализм, отказываются от догматизма и считают, что достижение социализма возможно различными путями, которые выяснятся на практике.
6
Только уничтожение частной собственности и преодоление товарного производства ведёт к построению социализма. Государственная и "общественная" собственность доказали свою капиталистическую природу и не могут служить инструментами социалистического строительства.
7
Альтернативные левые считают открытым вопрос о революционном субъекте, между тем, контрреволюционным субъектом они считают мировую финансовую олигархию, "разительно отличающеюся от классической буржуазии". За 150 лет развития общества значительно изменились и формы эксплуатации.
8
Альтернативные левые против государства. Но "централизация экономики и целого ряда общественных процессов не являются формой государственности".
9
Только социализм может уничтожить дискриминацию, нет борьбы против дискриминации вне социализма.
10
Альтернативные левые против "реакционного социализма, опирающегося на сталинистскую ревизию марксизма".
11
Альтернативные левые не марксисты и не анархисты, не считают себя представителями ушедших в прошлое левых течений.
12
Организационная форма - технический вопрос, решение которого должно быть творческим и исходить из насущных вопросов практики.
13
Альтернативные левые открыты к критике.

»
Резюмируем:
альтернативные левые ни рыба, ни мясо.

С одной стороны "Принципы" прямым текстом хоронят "старых левых", с другой стороны утверждают о понятийной и методологической преемственности от них (см. напр. принцип нумер 6: "Альтернативные левые сохраняют приверженность основному постулату научного социализма..."). В шестом и десятом принципах они пусть и несколько невнятно, но выступают против государственного капитализма и этатизма, а в восьмом принципе вполне допускают государственную централизацию экономики и "ряда общественных процессов".

В общем и целом принципы "Альтлевых", как называют себя авторы, мало чем отличаются от стандартного набора левой социал-демократии. Под ними вполне могли бы подписаться многие члены отечественных социал-демократических организаций, даже гражданин Пряников и его братия, надо полагать, с причмокиванием отметил бы "прогрессивность" и "показательность" такого доброго начинания молодых людей. Но.

Но здесь в дело вступает сам принцип "альтернативности". Большая часть принципов, равно как и их уточнений посвящена проведению демаркационной линии. Поэтому несколько раз повторяются почти-что идентичные пункты (сравните, например: второй и пятый; шестой, восьмой и десятый принципы), поэтому сделан колоссальный акцент на том, как "альтлевые" отличаются своей ориентацией на настоящее и будущее от застрявших в прошлом стариков. При этом содержательно они не говорят вообще ничего нового, ничего конкретного. В статье "По следам критики наших принципов" утверждается следующее:
Понятие «альтернативные левые» удачно, на наш взгляд потому, что наше движение, если оно будет успешным, действительно представляет альтернативу тому пути, по которому пошел марксизм (и не мог пойти, что вполне вероятно, этот вопрос нужно исследовать). Наше движение не новое в смысле отрицания марксизма, наше движение альтернативное в смысле другого развития марксизма, научного, недогматического, живого
Высказывается претензия на научный, недогматический и живой марксизм, на альтернативный марксизму путь - но практически принципы выражают всё те же классические идеи "старых" антиавторитарных левых, повторяя общие для всех пост-марксистских коллективов претензии. Выбор названия, - лишь отражающий выбор тупикового пути "альтернативности", - ставит товарищей в столь комичное положение, что в той же самой статье в одном абзаце они умещают следующие два положения:
Альтернативные левые не считают себя «марксистами»
Движение альтернативных левых является в историческом смысле марксистским.
Дорогие товарищи, к чему вы так зациклились на столь ничтожной вещи, как демаркация и самоопределение? Ваши мотивы и принципы в той части, которая не поражена недугом "альтернативности" более чем хороша, вы говорите о необходимости выяснения актуальности марксизма (но почему только его?) - и между тем теряетесь, сбиваетесь на постоянные выяснения своей исключительности, которая не подтверждается ничем, кроме декларации принципов.
Это просто замечательно, что вы не уверены в революционном потенциале пролетариата, - это правильно, - а в ком вы тогда уверены-то?

Вы утверждаете научность социализма, как некоторую доказанную истину, но где же ваш "альтернативный марксизм"?
В статье "Наёмное рабство, фриланс и неолиберальные скрепы" говорится, - кстати, совершенно в духе современных "мейнстримных левых", - что существует особый слой наёмных работников, называющийся прекариатом, что "классовая структура и противоречия никуда не исчезли". И всё? И всё. Но этому "альтернативному марксизму" уже десять лет, его понятия сформулированы приличными белыми цисгендерными дядями в красивых пиджаках и с докторскими степенями. В других своих статьях вы пишете про феминизм, про бедненьких угнетённых прольчиков, про кровавый путинский режим - но везде, уж простите нашу токсичность, вы делаете это совершенно беззубо.

В этом смысле журнал "Альтернативные левые" очень похож на другую организацию, - правда, последняя претендует на чуть ли не всероссийский масштаб, - "Социалистическая Альтернатива". Там тоже много критического красного феминизма, много нытья о несчастных пролах, о кровавых диктаторах XXI века. Основное отличие, впрочем, довольно показательно: "Социалистическая Альтернатива" честно признаётся в своём троцкизме, а в своей программе прямо пишет, что людоедский государственный капитализм (но без Сталина!) это их полюбовный рай (см. заключительный раздел программы "СА", где говорится об "обобществлении промышленности, банков и ресурсов", "рабочем контроле" и прочих полумерах государственных социалистов, прямо ведущих к созданию государственно-капиталистической системы).
Откровенно говоря, нам совершенно не хочется лезть в личную жизнь организаторов разного рода социалистических журналов, потому как это элементарно непорядочно. Но просто невозможно не отметить одного забавного факта: как все эти товарищи далеки от обыкновенных пролов. Это ведь просто поражает, до чего дошла техника спектакля, если даже в нашем пошехонье так стабильно штампуется совершенно одинаковый продукт, оппозиционная интеллигенция.

Как мы видим, "альтернативность" принуждает "альтлевых" заниматься довольно бессмысленным словоблудием, туманно рассуждать об общих местах и избегать конкретики. Выглядит это совершенно беззубо, примерно как любая первомайская демонстрация любых отечественных левых.

Сказать им нечего. Капитализм им, дескать, не нравится. Ну и что?
Теперь поговорим о "Революционной Альтернативе" (далее "РевАльт").

Что, товарищи читатели, чувствуете, как много у нас с вами альтернатив-то?

Стоит отметить, что прежде, осенью прошлого года, мы пытались сотрудничать с организаторами этого движения: договорились о встрече в Москве, провели её. Дело было по-богемному в пивной, хотя ребята не пили. Думали мы организовать с ними общегородскую ассоциацию, чтобы можно было координировать деятельность между организациями. Но, видимо, товарищей студентов подкосила необходимость совмещать революцию и пары в университете. Не срослось.

Всё то же "альтернативное" противопоставление своей организации всем прочим у "РевАльта" строится по схожей с "Альтернативными Левыми" модели, за тем лишь исключением, что эти товарищи не только говорят о своём радикальном отличии от "стариков", но и прямо, конкретно пишут, чем же они от всех остальных отличаются.

У ребят написаны аж две программы, политическая и экономическая. Обе, как вы сами можете убедиться, пройдя по ссылкам, буквально дышат революционным пафосом, серьёзностью и категоричностью. А ещё, и это несколько комично персонально для нашего журнала, от программных документов ребят так и пасёт МАРТовской кооперативистской ортодоксией. Вот просто посмотрите:
Главный двигатель любого общества – капитал. Сегодня капитал частью присваивается наследственным собственником, национальным, транснациональным – неважно, частью –чиновником. Некогда создавшее индустриальное общество предпринимательство сегодня стало причиной кризиса мирового капитализма. Выходом из такой ситуации наше движение видит в организации коммун и кооперативов на территории всей страны, всяческое стимулирование процесса их формирования.

Коммуна – это вид общественной собственности, при которой собственником предприятия является заводской комитет. Заводской комитет состоит из всех трудящихся предприятия и собирается через некоторые временные промежутки. Он выбирает управленческий коллектив, правление коммуны, на определённый промежуток времени. Промежуток времени определяется уставом коммуны, который принимается и изменяется в соответствии с волей большинства трудящихся на ней. Коммуна не нанимает рабочих, но в случае появления свободных рабочих мест, при обоюдном согласии правления коммуны и желающего занять рабочее место человека, заключается договор о вхождении последнего в коммуну. Коммуны объединяются конфедерациями коммун в результате обоюдного согласия и управляются Правлением Конфедерации, которое формируется из представителей от каждого завода прямо пропорционально численности трудящихся на таковом. Прибыль в коммунах распределяется согласно уставу коммуны, который принимается в ходе всеобщего голосования. Однако наиболее желательной формой распределения прибыли наше движение видит в зависимости зарплаты от процентной доли каждого рабочего в общей прибыли, то есть количества и качества произведённой каждым человеком продукции.
Как это мило! Но не подумай плохого, дорогой читатель. Мы не обвиняем "РевАльт" в каком-то воровстве, не заявляем тем более о том, что являемся какими-то первооткрывателями кооперативизма и потому имеем на программу кооперативизации какую-то особую монополию. Ни в коем случае. Просто приятно видеть, как наши старые читатели делают свои первые шаги на поприще социализма. Нет, ну правда.

И всё же, ребята немножко изобретают велосипед. Кооператив назвать коммуной, конечно, можно, но смысла в этом мало (особенно мало его оттого, что и в заголовке раздела программы, и в первом абзаце коммуны упоминаются вместе с кооперативами), а кооперативные корпорации конфедерациями коммун. На этом авторы не останавливаются, и рабочих-собственников, "кооператоров", они называют зачем-то "заводским комитетом". А если коммуна/кооператив на фабрике основана, как им называться? А если это парикмахерская? Парикмахерский комитет? Заправочный комитет?
"Коммуна не нанимает рабочих," - а откуда они тогда берутся?
В случае ротации кадров, расширения предприятия, при его реорганизации неизбежно будет возникать потребность в пополнении трудового коллектива. Неизбежно потому взаимодействие предприятия с рынком труда. Но разве новому работнику, если только он не внесёт паевого взноса сразу, необходимо предоставлять немедленное право равного участия в делах предприятия, в том числе в его прибыли сверх заработной платы? Мы в "Голгофе" считаем, что нет, такого быть не должно. Должен быть разумный, удовлетворяющий обе стороны срок, в рамках которого новый работник отчисляет из своей заработной платы оговоренный процент, впоследствии составляющий его минимальный паевый взнос в общем капитале предприятия, и лишь после накопления этого необходимого минимума работник становится полноправным участником кооперативных отношений.
Однако наиболее желательной формой распределения прибыли наше движение видит в зависимости зарплаты от процентной доли каждого рабочего в общей прибыли, то есть количества и качества произведённой каждым человеком продукции.
Здесь мы видим вообще довольно нецелесообразное и утопическое предложение: сделать так, чтобы люди высчитывали свою долю в прибыли предприятия и исходя из этого расчёта претендовали на неё.

Отчего это плохо? Так ведь ясно, отчего. Вот есть у нас предприятие, где делают гвозди: рабочий Андрей эти гвозди делает, упаковщик Дима их считает и складывает в коробки, менеджер Аня договаривается о поставках (как сырья, так и готовой продукции), водитель Катя их развозит по точкам, а гендерно-нейтральный убиратель (так ведь будет гендерно-нейтрально его обозвать?) Жожо, сын свихнувшихся родителей, поддерживает предприятия в чистоте. Производит тут гвозди один Андрей, но произвёл бы он их в засранном гадюшнике? Сколько бы гвоздей он сделал без упаковщика, без менеджера и водителя, - если бы ему одному приходилось выполнять весь этот труд?
Каждая единица продукции, выпущенная на рынок, содержит в себе колоссальный совокупный труд огромного количества людей, - эта потрясающая красота экономического детерминизма просто захватывает дух, если о ней подумать по-настоящему. Но товарищи из "РевАльта" предлагают выделять прибыль исключительно непосредственным производителям, выполняющим механическую работу. Это прямо противоречит интересам абсолютного большинства рабочих, а потому просто невыполнимо.

Далее товарищи предлагают весьма радикальный, но отнюдь не верный план "социализации", а говоря по-нашему кооперативизации экономики. Почему же план "РевАльта" неверен? Так ведь они хотят разом "социализировать" всю крупную промышленность!

Невозможно сделать собственником того, кто не хочет этого, кто не умеет быть собственником. Советские пролы не хотели быть собственниками, они не знали, как им распоряжаться с той собственностью на ценные бумаги, которую внезапно свалилась им на головы. Кооперативизация без предварительной программы рабочего контроля, принудительная кооперативизация - всё это неминуемо приведёт к экономическому краху. Впрочем, подробнее о шагах революционного рабочего класса в будущей революции мы уже писали в статье "Письмо в редакцию. Лёгкая ревизия наших взглядов", а потому не видим большого смысла повторяться о своём варианте коллективизации производств.

В прочих своих требованиях программа "Революционной Альтернативы" довольно банальна для своей среды, хотя нельзя не отметить некоторых особенностей, говорящих отнюдь не в пользу наших "альтернативщиков". Так, в ряде мест (в пункте о социализации, так же в пункте о профессиональных союзах) ими упоминается весьма сомнительная мера компенсации за коллективизацию предприятия, выплачиваемая кооперативом прежним собственникам. Эти "репарации" самим своим существованием подрывают революционный характер коллективизации; если же они упомянуты из некоей призрачной надежды "РевАльтовцев" на легальное участие в законодательных органах современного российского государства, где подобные обещания можно было бы скормить буржуазии, - то нам остаётся лишь снисходительно улыбнуться.

Активисты "РевАльта"
Москва, август 19-го
Ведь главный недостаток программы вовсе не в частностях, а в самом её существовании. В сентябре 2019 года, когда мы с товарищами из "РевАльта" сидели за столом переговоров, нам говорили о каких-то шестидесяти членах организации, активных в одной только Москве (надо полагать, речь шла прежде всего об активности на выборах в Мосгордуму, на которых члены "РевАльта" прямо поддерживали Б.Ю. Кагарлицкого). Недавно ребята написали об амбициозном плане по увеличению численности организации до "шестисот человек к тридцатому июня 2020 года". Насколько план возобновлённой активности реализуем, - разбором этого мы не будем заниматься, это не наше дело.
Но наше дело - отметить сам факт бессмысленности существования программы у столь малого по масштабам движения, которое при всём прочем явно напрочь лишено вменяемого финансирования и существует на голом энтузиазме собственных членов. Огромные претензии программы на глобальные экономические, социальные и политическое преобразования выглядят оттого не сколько действительными требованиями масс, сколько обыкновенным сводом "желаний" типичного политического кружка.

Конечно, приятно в кои-то веки встретить близких по духу товарищей, пусть они и прыгают выше головы, пусть и заслуживают критики более чем серьёзной.
Анархо-синдикализм довольно глуп и примитивен, а "альтернативная" постановка вопроса вещь в принципе провальная, - но всё же творческий запал у ребят есть.
Разве это может не радовать?
Минутка юмора
Прежде чем сделать какие бы то ни было выводы, считаем необходимым прокомментировать один презабавнейший инцидент. Дело в том, что не так давно одни дебилоиды из очередной ленинистской шаражки тоже покритиковали экономическую программу "Революционной Альтернативы", - но при этом даже в ней не выкупили ни единого слова. Мы давно не баловали тебя, дорогой читатель, такими изысками идиотизма. Приятного аппетита.
По идее, экономическая программа подразумевает решение вопроса собственности не только в теории, но и на практике. Поскольку, учитывая вышеприведенные цитаты, наш объект рассмотрения отрицает теоретическую полезность «авторитарных большевиков» и следует строго бакунинским заветам синдикализма, он все еще не дошел до самой главной проблемы сией гипотезы — отсутствия в ней диалектической логики. Кровавый большевик Ленин и его (тут уж вообще Сатана) ученик Сталин утверждали и применяли свое утверждение на практике, что кооперативные объединения работников, неконтролируемые государством, могут стать опорой для нарождающегося класса буржуазии. Если опереться на логику (которой нет) почтеннейшего лидера Ревальта, то получается, что называемая им общественная собственность есть совокупность кооперативов, которые, в свою очередь, являются добровольными объединениями рабочих на предприятии, руководители, вышедшие напрямую из которых имеют в собственности те средства производства, которые были обобществлены в ходе неких преобразований. То есть, мы передаем предприятия из рук частников в руки рабочих, которые выделяют из своего состава новую группу частников, которые управляют крупным предприятием. Гениальная логика. Да, возможно, речь идет о том, чтобы этих самых управленцев можно было отозвать, но говорится ведь обо всей промышленности, кроме, как сказано, ресурсодобывающих, оборонных и крупнейших обрабатывающих предприятий. А это значит, что теперь удовлетворение и подсчет уровня спроса на те или иные товары будет не просто ролью отдельных, но в то же время связанных друг с другом частников, а вовсе отделенных друг от друга коммун. То есть, один из главных принципов социализма, завязанный на победе над производственной анархией и индивидуальным обменом вовсе ликвидируется, а на его месте, наоборот, появляется еще более глубокий экономический хаос.
Обезумевший Сталиноид
Сумеешь ли ты совладать с ним?
Что это за бред? - спросишь ты, дорогой читатель.

А это статья "Униженный объект идеологии", выхарканная неким детским "Союзом Пролетарского Освобождения". Цитата. Нравится?

Нам тоже очень нравится. Разберём её одну.

Начнём с лакомки:
Если опереться на логику (которой нет) почтеннейшего лидера Ревальта, то получается, что называемая им общественная собственность есть совокупность кооперативов, которые, в свою очередь, являются добровольными объединениями рабочих на предприятии, руководители, вышедшие напрямую из которых имеют в собственности те средства производства, которые были обобществлены в ходе неких преобразований. То есть, мы передаем предприятия из рук частников в руки рабочих, которые выделяют из своего состава новую группу частников, которые управляют крупным предприятием.
Гениальная логика. Проследите сами за полётом мысли сталиноида, - это редкое удовольствие, ведь обычно свою манеру мышления эти персонажи стараются держать в тайне. Он смотрит, как предприятия кооперативизируются, переходят в собственность рабочих-кооператоров, владеющих индивидуальными паевыми взносами. Эти рабочие-собственники выбирают из своей среды правление, которое занимается бюрократическим сопровождением работы предприятия. Сталиноид смотрит на всё это, но видит совершенно другое. Он видит, что рабочие-собственники выбирают себе новых хозяев из своего числа, - и эти новые хозяева каким-то образом захватывают власть не только в управленческом смысле (хотя управленческие функции в кооперативах выполняют обыкновенно всё те же наёмные работники, что и на любых других предприятиях: менеджеры, бухгалтера, директора, - и при этом получают рыночную заработную плату, плюс-минус участвуют на равных в распределении прибыли), но и в смысле собственности.

Это воистину прекрасный образчик. Почему?
Да потому что смотрите, как комично выходит: сталиноид видит систему, которая работает не как его любимая Совдепия. Он не понимает, как такое возможно. И тут же переделывает всё так, чтобы было максимально похоже на Совдепию: пролы выбирают себе хозяев из своего числа, а эти хозяева осуществляют над пролами диктатуру. Но сталиноид возмущён ничтожным масштабом предприятия, ведь дело происходит на каком-то мелком заводике. Поэтому он бунтует, он требует применения подобной системы на территории всей страны. Волшебно, не правда ли?

теперь удовлетворение и подсчет уровня спроса на те или иные товары будет не просто ролью отдельных, но в то же время связанных друг с другом частников, а вовсе отделенных друг от друга коммун
Хоть авторы программы "РевАльта" и называют кооперативы коммунами, а корпорации кооперативов конфедерациями, суть у них схожая. Объединения коллективных рабочих собственников в корпорации, - отраслевые ли, территориальные ли, - это не только возможность, но и их жизненная необходимость. Товарищи из "Революционной Альтернативы", конечно, очень топорно описали эту тему, - они ничего не сказали ни о кооперативной плановой системе (подробнее см. нашу статью "Планирование судного дня"), ни о разнообразии форм кооперативных корпораций. Но о самих корпорациях/конфедерациях они сказали.
Но даже если напишешь у сталиноида на лбу старое-доброе слово из трех букв, если после этого дашь ему зеркало, то он ничего не увидит. Он же в глаза долбится.
Впрочем, довольно шутить над убогими.
Что у нас получается в остатке?

Альтернативные левые, - речь сейчас идёт вовсе не о журнале, а о феномене, - конечно же существуют. Но зачем они нужны? Если их главная заслуга в том, что они "не такие, как все" - им место на свалке субкультур. Впрочем, насколько можно судить, отечественная оппозиция там давно прописана.

И всё же...

Социализм - движение и идея, приобретающая в руках человека силу почти-что мистическую, религиозную. Миллионы людей сгорели во имя социализма до нас и, надо полагать, не меньше сгорит в будущем. Но социализм - не жалкая альтернатива капитализму. Социалисты не должны дискутировать и искать компромиссов с капитализмом, не над этим надо ломать голову тем, кто хочет вольной жизни.

Как разорвать цепи тотального зрелища, как преодолеть раз и навсегда душащие жизнь противоречия труда и капитала - вот о чём должно думать, вот что надо делать, когда надумаешь.
Единственной равной альтернативой капитализму является сейчас смерть. Мы умирать не хотим, мы хотим к звёздам.

Социализм это наша ракета.


К звёздам, товарищи! К звёздам!


Made on
Tilda