У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
Дмитрий Ульянов
КООПЕРАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Теперь, когда кооперативизация становится из проектов будущего задачей настоящего, как никогда остро встаёт вопрос определения принципиальных путей борьбы её за жизнь и развитие. Для такого определения необходимо в первую голову разобраться с базисом нынешних возможностей трудовой кооперации – с фундаментально-экономическим её положением и перспективами.

Поскольку именно производственно-экономическое противостояние и развитие капитализма ведёт его самого к исторической неизбежности, ставится задача обнаружить для активного применения на практике те механизмы и пути этого развития, которые можно целенаправленно использовать и сейчас, и в будущем.

Мотивируя таким образом поиск, попытаемся теперь суммировать и систематизировать уже имеющиеся у нас знания и наработки, и найти наиболее удовлетворяющие наше изыскание выводы.

I
Формы кооперации
Прежде чем говорить о базисе кооперативизации, следует сначала определить, что это и в каких собственно социально-экономических формах может быть выражена кооперация. Очевидно также, что раз речь идёт об экономике, то и кооперация исследуется экономическая.

Кооперация, то есть «содействие» или «вместедействие», - это явление объединения усилий для получения синергии. Не стоит антропоцентрировать данное явление, кооперация бывает и вовсе без человека, в природе. Но поскольку нас интересует общество, а конкретнее – экономика, то речь идёт о явлении объединения усилий каким-либо коллективом для получения общего синергичного результата.

Кооперация делится:
1
По социально-экономической формации, в которой главенствует (поскольку само общество основано на кооперации) – на первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую;
2
По социальному классу или группе, в рамках которой происходит кооперация, - на рабочую, буржуазную, студенческую, кооперацию автовладельцев, жителей и т.д.;
3
По типу отношений, вокруг которых формируется кооперация, - на производственную, потребительскую, патентную, торговую, и т.д.;
4
По степени свободы воли кооперирующихся субъектов – на добровольную, вынужденную (при которой субъект подталкивается условиями к кооперации и понесёт значительный ущерб в случае несогласия, но формально ещё имеет возможность отказаться) и принудительную (при которой субъекту прямо предписывается безальтернативность, подкрепляемая властью).
Существуют и другие деления, но на данном этапе они нас не будут интересовать.
В первую очередь интерес для рассмотрения представляет кооперация труда двух формаций – капиталистической и коммунистической, поскольку именно переход от первой ко второй ставится здесь как объект исследования.
Проведём сравнение. Капиталистическая кооперация труда – это рабочая производственная вынужденная кооперация. Коммунистическая кооперация труда – это рабочая производственная добровольная кооперация. Первый вопрос, который может возникнуть – почему капиталистическая кооперация есть кооперация рабочая, ведь главным субъектом является капиталист. Но дело тут лишь в смешении понятий под влиянием устойчивого стереотипа: даже сама лингвистика подталкивает человека к неправильному пониманию вопроса - когда мы говорим «капиталист создал предприятие» или «капиталист увеличил производительность труда», мы полностью отрываемся от сути того, что капиталист то, в сущности, как капиталист вообще ничего не делает. Задача капиталиста – увеличение капитала, и всё. Всё остальное он делает либо и сам, но как организатор, то есть своим персональным трудом, либо, в абсолютном большинстве случаев, чужими руками. Не капиталист работает у станка, не капиталист продаёт на кассе, не капиталист управляет поездом. Это делает настоящий производитель капитализма, отчуждённый даже от звания производителя - рабочий. Именно рабочий и его усилие кооперируется с другим рабочим и другим усилием в одном цеху, в одном магазине или депо, в одном производительном процессе. Потому он главный субъект кооперации. В таком случае отличие одной кооперации от другой кажется уже небольшим. И там, и там кооперируются рабочие на производстве. Но за кажущейся схожестью формулировки сокрыто самое главное, самое фундаментальное отличие: условия образования двух видов кооперации, которые рождают принципиально разные мотивы кооперирующихся – выживание в первом случае и развитие во втором.

Опишем данные условия:
Данные условия являются облигатными для интересующих нас систем кооперации, без них невозможно возникновение таковых. При этом стоит отметить, что для рассмотрения были взяты идеальные варианты, экстремумы своей формации. Из фундаментального различия оных понятно, что между ними не существует какого-то одномоментного скачка, переводящего одну форму кооперации в другую. Между ними лежат множества ступеней развития, достижение которых растянуто по значительному временному промежутку. Именно в этих ступенях скрыты те механизмы, что превращают одну форму кооперации в другую, а значит наша задача проследить этот путь.

Отправной точкой, когда классическая капиталистическая кооперация вынуждена начать изменения, является тот момент, когда масса всё возрастающего капитала уже более не может по тем же условиям найти с одной стороны новую порцию «живых машин», данных природой в виде рабочих сил, для применения новой порции средств производства, а с другой – новую порцию потребителей отчуждённых результатов труда в форме товаров, поскольку централизация капитала ведёт к минимизации потребления. Это момент, когда капитал становится перед острой необходимостью всё большего развития самих средств производства для повышения производительности, за счёт конкурентного механизма – выигрывает отныне на рынке тот, кто может произвести больше за меньшую цену, используя прежнее количество рабочей силы. Одновременно с этим недостаток рабочих сил, а также другие факторы, такие как сопротивление масс рабочих, высвобождающихся от увеличения производительности труда, удешевление товаров народного потребления, увеличение интенсивности труда и уменьшение его издержек, вызывают увеличение цены рабочей силы выше её стоимости как минимального количества труда, необходимого для поддержания силы в готовности снова и снова обращаться в производстве. Часть рабочих, и при том всё бóльшая, обретает возможность накопления, и рабочий класс начинает своё движение от пролетария к собственнику. По причинам стартовой бедности начальные этапы накопления полностью сгорают в употреблении накопленного как дохода, что, в совокупности с навязываемым культом потребления, вызывает ещё больший рост производства, ещё больший рост капитала, и так далее до тех пор, пока некоторые массы рабочих-«середняков» не накопят достаточно средств, чтобы не только не употреблять его полностью, но и вместо накопления сокровищ начать копить капитал.
В описанный период классическая капиталистическая кооперация вместе с тем переходит в акционерную кооперацию: она выражается в том, что, с одной стороны, подталкиваемые конкуренцией капиталисты разного уровня богатства всё более кооперируются по всем фронтам и отраслям, образуя ТНК, и с другой - что значительные массы трудящихся обретают возможность получать хотя бы малую часть прибавочной стоимости от своих накоплений через банковский процент со вкладов, процента с акций и облигаций, ренты со сдачи имеющегося жилья или земли, и так далее. Капиталистический способ производства от этого нисколько не меняется, но сами рабочие становятся хотя бы частично совладельцами капитала, хотя бы факультативными, но владельцами частной собственности на средства производства в виде автомашин, земельных наделов, жилищ и схожего. Дальнейший путь накопления этого капитала в руках рабочих долог и тернист, но в конечном итоге наступает следующий этап, когда средства в руках некоторой массы рабочих оказываются достаточны для того, чтобы хотя бы попытаться выйти из грабительской системы капиталистической кооперации.
Это точка перелома.
Старая система начинает рушиться: некоторые рабочие больше не хотят работать по прежней системе, их уже не интересует повышение заработной платы так, как их интересует теперь ускорение накопления своего капитала. Наиболее удачливые из оных выходят из системы капиталистической кооперации труда и создают свои индивидуальные предприятия или становятся мелкими буржуйчиками.

Однако очень скоро обнаруживается, что мелкий буржуйчик, рантье или индивидуальный предприниматель не в состоянии совладать в одиночку с грозными штормами капитализма, большинство всё новых и новых таковых субъектов экономики, возникающих из накопления в акционерной кооперации, разоряется, либо в редких случаях становится более крупным капиталистом, если оным везёт найти свою «золотую жилу». Однако в силу социально-экономического подбора естественные условия обнаруживают для свободо- и прибылелюбивых мелких собственников, что в условиях, когда стать крупным капиталистом крайне сложно, а снова становится наёмным рабочим крайне нежелательно, гораздо эффективней было бы брать пример с кооперации самих капиталистов, образующей консорциумы и проч., и объединяться, хотя бы и с корыстными целями, в крайне своеобразные, в некотором смысле конфедеративные структуры. Для начала они носят временный характер и существуют лишь как какие-то локальные явления для преодоления местечковых целей, но чем больше их практикуют, тем больше выгоды обнаруживают от их применения, тем более устойчивыми становятся эти объединения, пока наконец они не становятся постоянными – образуются товарищества, малые инвестиционные фонды, и среди прочего - кооперативы.
Данный этап – этап спорадической капиталистической кооперативизации. Это ещё не коммунистическая кооперация, далеко нет, здесь действует закон прибыли, товарное общество и всё, что с этим связано, включая саму мотивацию людей, но для пайщиков исчезает главное, то, на чём основан капитализм – наёмный труд и заработная плата. Поскольку новые системы всё ещё неустойчивы, то они могут исчезать под влиянием анархии рыночного общества так же быстро, как и образовываться, но поскольку образоваться им с обогащением рабочего класса всё легче, а распадаться вследствие их эффективности по сравнению с мелким предпринимателем всё сложнее, то по закону подбора они постепенно начинают оседать надолго в определённых, наиболее стабильных уголках капиталооборота, там, где старые, полуремесленные формы производства уже отжили своё, но рынок ещё не разросся до таких масштабов, чтобы большой капитал пришёл со своими системами тотальной монополизации и всеразоряющим стремлением к максимизации прибыли любой ценой. В таких условиях «тихих гаваней» рынка кооперативы как местечковые явления могут существовать без особого развития достаточно длительное время наравне с массой других микропредприятий. Но рано или поздно перед кооперативом возникает острая необходимость: поскольку в кооперативе нет найма для его членов, а общий наём минимален в связи с тем, что маленький кооператив не может позволить себе покупать всё более дорожающую рабочую силу на таких же условиях, что и крупный капитал, то по закону образования прибавочного продукта возможностей увеличения прибыли пайщиков в сущности остаётся всего пара – увеличение производительности труда за счёт развития средств производства или же увеличение количества пайщиков с развитием интеграции кооперации и уменьшением общих издержек. И если первый вариант как правило дорогостоящий и, что ещё более важно практически, подразумевает экстенсивное покорение рынка с неизбежной конфронтацией со средним и крупным капиталом, то второй вариант очень даже подходит кооператорам.

Именно таким образом создаются сначала союзы производственных кооперативов, а затем и смежные структуры, например, крупные потребительские кооперативы, торговые кооперативы, и так далее – всё это основано на уменьшении издержек производства, обмена и потребления. Таким же образом в движение могут быть втянуты и другие мелкие собственники и буржуйчики. Такая сеть кооперативов способна уже отстаивать свои экономические интересы, и быть достаточно устойчивой и прибыльной. При достаточно благоприятных условиях такая система может постепенно покорять узкие сектора производства и услуг. Возникает системная капиталистическая кооперативизация.

Но далее возникает главная сложность: в конечном итоге все доступные средства для концентрации кооперативного капитала в условиях «тихих гаваней» будут исчерпаны, и останется лишь один единственный вариант – увеличение производительности производства, экстенсивное расширение и прямая конфронтация с более крупным капиталом за пространство для жизни. Неизбежно то, что многие одинокие кооперативы и их «союзики» падут на этом сложнейшем прыжке в будущее, не рассчитав своих сил, но всё возрастающая сила системы кооперативизации должна рано или поздно найти место в отдельных подотраслях, которые можно было бы покорить. И именно на этом переломном этапе должна обнаружить себя главная черта кооперативизма – формирование нового общества, его сознания (то есть идеологии) и принципиально иной экономически системы. Именно в принципиальной разнице в мотивах людей, живущих на доход от пая и людей, живущих на зарплату, сокрыта «игла» «капитализма-бессмертного». Если кооперативизм сможет этого достигнуть, то неизбежно, что он должен пойти ради покорения новых границ вперёд, и также неизбежно, что он должен будет за счёт фундаментально нового уровня эффективности и гораздо более широкого спектра методов борьбы, включая т.н. неэкономические, опрокинуть в слабом месте определённый сектор разрозненного конкуренцией капитализма, хотя бы и крохотный. С этого начнётся становление кооперативизма как метода революционного, классово ангажированного изменения общества. При соблюдении важнейших условий развития общества эта борьба может и должна стать победной во всё более широкой сфере, и уже далеко не за счёт эволюционного расширения и накопления, но за счёт централизации ресурсов и народных масс, за счёт народных движений и политической борьбы, за счёт систематического выдвижения требований рабочих на первое место перед абстрактной прибылью и подкрепления этих требований экономической, политической и иной силой.
Именно отсюда начинается период всеобщей кооперативизации. Здесь заканчивается просто экономическая и социальная борьба против очевидно превосходящего в этом капитализма, и начинается борьба за самый главный и ценный ресурс для самого капитализма – за людей.
С другой стороны, всё это возможно, только если сам капитализм окажется развит до достаточной степени: для этого люди должны иметь возможность стать людьми, перестав быть дешёвой рабочей силой, не имеющей не только желания, но, что самое главное, материальной и идеологической возможности бороться. Ситуаций, являющаяся наиболее плодородной почвой для кооперативизма, может сложиться только при условии развития средств производства до того уровня, когда автоматизация и централизация капитала сделают своё дело, вынудив капитализм повышать уровень образования и богатства широких народных масс для расширения базы рабочей силы и потребителей (что в сущности очень близко одно к другому). Однако и тут этот процесс не может дойти до своего логического завершения сам по себе: обнаруживается сильнейшая взаимосвязь и взаимозависимость кооперативизма и автоматизации: с одной стороны, кооперативизм только там может процветать, где находит народные массы подготовленными автоматизацией, с другой – только там автоматизация может стать всеобщей, где кооперативизм полностью завладел производством и ему не осталось более возможности для мирного экстенсивного расширения
Пуст спор о том, что настанет раньше — торжество автоматизации или кооперативизации. Одно без другого и не может наступить.
Ю. Беляков-Ли
«Азбука принципов», глава 6
Именно это объединение капиталистической автоматизации и капиталистической же кооперативизации рождает коммунистическую кооперацию – систему, в которой средства производства заменяют дешёвую и необразованную рабочую силу и возвращают последней человечность. Чем дальше будет заходить новая система, тем более страшен будет кризис капитализма, тем более людей покинет его для приобщения к коммунистической кооперации, и тем более она сможет продвинуть автоматизацию и кооперативизацию. Выход из этой ситуации лишь один – социалистическая революция.
С того момента, как она произойдёт, и сила трудящихся установит свой диктат над умирающей системой капиталистических пережитков, наступит социалистическая кооперация как предвестник скорой кооперации коммунистической. Главное отличие будет в том, что труд всё ещё будет средством выживания общества, хотя уже и не отдельного человека, и работа будет всё ещё остро (и даже как никогда остро) необходима для развития и торжества автоматизации и кооперативизации, которое должно принести наконец кооперацию истинно коммунистическую, описанную нами как цель, и открыть новый раздел истории человечества.


II
Нынешняя форма кооперации в России
Итак, мы мысленно прошли тот путь, что должен привести нас к искомой форме кооперации общества. Сразу стоит отметить, что в его рамках мы рискнули предположить лишь самые общие черты будущего развития, поскольку конкретные прогнозы может давать только очень глубокое научное исследование, а окончательно выяснит ход дела лишь практика. На какой же стадии этого пути находимся мы теперь?

Исходя из того уровня предпринимательства и кооперативизации, носящей в России ещё лишь местечковую и спорадическую форму, мы должны предполагать и соответствующий этому этап. И действительно, мы с одной стороны уже видим постепенное обогащение населения, с другой – волны приливов и отливов мелкого предпринимательства, и такие же приливы и отливы мелкого кооператорства, которое крайне неустойчиво, и лишь кое-где, в самых тихих местах позволяет себе занимать стабильную позицию, как то: сельскохозяйственная сфера, мелкие лавчонки и кофейни, и схожее.

Исходя из описанной в предыдущей части модели, нынешнее развитие кооперативизации в России будет осуществляться в русле стабилизации положения производственных кооперативов в различных пригодных для этого сферах производства и торговли. Практическая задача же состоит в том, чтобы помочь этой стабилизации, и организовывать имеющиеся силы кооперативов в наиболее выгодных и стабильных местах экономики для создания общего союза и дальнейшего движения по нескольким направлениям:
1
Расширение кооперативного движения за счёт включения в союз уже существующих кооперативов и помощи в создании новых;
2
Расширение кооперативного движения за счёт кооперативизации индивидуальных предпринимателей и податливых мелких буржуйчиков;
3
Создание потребительской кооперации, коммун, кооперативных банков и др. видов экономической борьбы за положение рабочих-кооператоров;
4
Постепенное улучшение производств для повышения конкурентоспособности, по возможности – механизация и автоматизация.
Однако для понимания цели этих действий и формирования дальнейшего плана необходимо максимально ясно осветить важный вопрос революционной сути небольших союзов кооперативов.

На первый взгляд может показаться, что нет никакой, в сущности, разницы между кооперативом, сформированным спорадически или, во всяком случае, локально и в малом масштабе, и большим кооперативом, отвоёванным у среднего или крупного капитала, кроме самого масштаба: и там, и там - рабочие, которые являются владельцами паев, и работают на своё благо и благо всего кооператива. Однако такая разница есть, и она чрезвычайно важна и фундаментальна. Она состоит в следующем: отдельные небольшие кооперативы, занимающие по воле случая тот или иной небольшой закуток рынка, являются лишь каплями в море капитализма, отстающими даже от средних по размеру предприятий не только количественно, но и качественно – в производительности труда, в возможностях экономической и неэкономической борьбы, в монополизации своего места. Громадный количественный отрыв в масштабе капитала рождает качественные преимущества, топящие тот небольшой пока что росточек прогресса, который есть у кооперативов перед акционерной капиталистической кооперацией только при прочих равных. Более того, само существование мелких кооперативов обязано всецело тем, что они находятся на капиталистической периферии, где более крупные «акулы» их просто не будут трогать из-за бедности рыночных возможностей прибыли. Мелкие кооперативы вместе с ИП, микропредприятиями и иже с ними выполняют роль того песка, что должен заполнять щели в фундаменте капиталистической формации, куда не уложишь крупный булыжник фабричной промышленности или банковского кредита.
Кроме фабричных рабочих, мануфактурных рабочих и ремесленников, которых капитал непосредственно концентрирует большими массами и которыми он командует непосредственно, он с помощью невидимых нитей приводит в движение целую армию домашних рабочих, рассеянных в больших городах и деревне.
Карл Маркс
«Капитал», глава XIII, §8
«Дешевизна товаров зависит caeteris paribus [при прочих равных] от производительности труда, а последняя – от масштаба производства. Поэтому меньшие капиталы побиваются большими. … Сравнительно мелкие капиталы устремляются в такие сферы производства, которыми крупная промышленность овладевает лишь спорадически и не вполне.
Карл Маркс
«Капитал», XXIII, §2
Именно по этой причине попытка исключительно экономическими методами завоевать себе место под солнцем масштабных производств обречена на провал – крупный капитал по факту своей крупности будет работать эффективнее за счёт сокращения издержек производства. Более того, за отрывом микропредприятий от хотя бы средних следует ещё больший отрыв средних предприятий от крупных и особо крупных, в частности монополий и олигополий. Для примера можно взять топ-500 крупнейших предприятий в РФ и не без интереса обнаружить, что для того, чтобы сравниться по масштабам с каким-нибудь предприятием в конце первой десятки понадобится кооперативизировать экономически тысячу-полторы предприятий из конца четвёртой сотни, или, более простыми словами, необходимо будет в придачу к кооперативизированным создать из воздуха ещё с тысячу предприятий такого масштаба: лишь в таком случае получится соизмеримый по размеру союз кооперативов. Более того, даже при более высокой эффективности и прибыльности мелкие союзы кооперативов при простом капиталистическом накоплении остаются в аутсайдерах, ведь…
...Большой капитал даже при небольшой прибыли в общем возрастает быстрее, чем мелкий капитал при большой прибыли.
Адам Смит
«~ Богатство народов», часть I
Может показаться, что ситуация в таком случае безвыходная. Для тех целей, ради которых создаётся нынешний кооператив (то есть для защиты вчерашнего рабочего, ставшего мелким собственником в погоне за прибылью, от ненастий бушующего капитализма) это так и есть. Однако совершенно не так дело обстоит с союзом кооперативов, пришедших к осознанию себя не как просто средства экономического приюта для отдельных рабочих, а как средства для создания классовой борьбы: именно в этой осознанности, рождающейся из совместного и упорного взаимовыгодного сотрудничества и развития автоматизации на местах открывает себя кооператору главный козырь, описанный в прошлой части, который должен выбить саму основу, саму землю из-под ног капитала, то есть людей, с помощью тех методов борьбы, которые сегодня буржуазная политэкономия клеймит неэкономическими.
В то же время опыт периода 1848–1864 гг. неоспоримо доказал, что как бы кооперативный труд ни был превосходен в принципе и полезен на практике, он никогда не будет в состоянии ни задержать происходящего в геометрической прогрессии роста монополии, ни освободить массы, ни даже заметно облегчить бремя их нищеты, пока он не выходит за узкий круг случайных усилий отдельных рабочих.
Карл Маркс
«Учредительный манифест I Интернационала»
Таким образом, маленький союз кооператоров, возникший из скромных сбережений вчерашних рабочих, не является ещё прообразом и предвестником коммунизма, поскольку в экономике всецело и полностью остаётся в капиталистической парадигме – восприятия людей как рабочей силы, используемой для расширения и выживающей день ото дня, а капитала – как средства преумножить шансы на это выживание. Это лишь катализатор, механизм, средство создания такого прообраза – крупных кооперативов и социальных систем вокруг них, от образовательных кружков до кооперативных банков, знаменующих приход в мир всеобщей кооперативизации, в которой кооперативы – это результат и одновременно средство борьбы Нового Человека за своё полное освобождение и развитие за счёт автоматизации. При том – это лишь один из механизмов, пускай и самый главный (в связи со своей непосредственностью), без которого нельзя обойтись. Усвоение этого факта позволяет понять сущностную нагрузку на ближайшее создание каких-либо кооперативных движений и следующие за этим действия.
…Но почему мы не ставим задач по немедленному развертыванию организации кооперативного движения и создания производственных мощностей прямо сейчас, как только выучим хоть какие кадры для решительных действий в этом направлении? Причина та же самая: сегодняшний базис требует наличия конкурентноспособных технологий, профессиональных кадров и самое главное — капитала для развертывания конкурентноспособной и не убыточной кооперации. Есть у нас прямо сейчас начальный капитал в кассе? А достаточное число нужных кадров? Нет.

Ю. Беляков-Ли
«Азбука принципов», глава 7

III
Уровни кооперативной борьбы
В соответствии со стадиями развития общественного строя и коопертативизации формируются и качественные ступени в борьбе последней за существование и развитие; ступени эти, своеобразные подреволюции, как и другие качественные изменения, основываются на количественном накоплении определённых факторов прогресса. Следует попытаться хотя бы в общих чертах выявить эти уровни и соответствующие им факторы.
1. Исходя из описанной модели, в рамках которой кооператив появляется как способ экономического спасения отдельных высвободившихся рабочих, ставших предпринимателями, первым и самым фундаментальным уровнем борьбы является экономический уровень. Это же следует и из самой сущности общества, в котором все изменения начинаются с изменения самого производственно-экономического базиса. Экономический уровень борьбы подразумевает в общем виде стремление максимизировать стабильный доход (в той или иной форме) пайщиков в средне- и долгосрочной перспективе. В свою очередь реализовать данный уровень возможно на нескольких подуровнях кооперативизма:

1
Отдельное предприятие
На этом подуровне возможно увеличение числа пайщиков данного кооператива для углубления кооперации труда с минимизацией издержек или увеличение производительности труда за счёт инвестиции части дохода в улучшение средств производства и повышение качества управления. Борьба на данном подуровне в малых кооперативах носит лишь стартовый характер, она малоёмкая и исчерпывающая себя в связи с тем, что оба варианта развития подразумевают увеличение производства, что в свою очередь подразумевает вакантную ёмкость рынка; с учётом ранее указанного положения мелких кооперативов в малоёмких секторах рыночной экономики мы приходим к выводу, что кооператив либо находится в стабильном положении на малоёмком рынке, и при активном развитии вскоре встанет перед необходимостью экстенсивно покорять иные, либо находится на более ёмком, но потому менее стабильном в связи с конкуренцией рынке, что ещё сильнее подталкивает оный к скорейшему поиску путей укрепления своего положения за счёт экономической силы. И то, и другое ведёт кооператив при достижении определённого порога индивидуального развития к поиску новых путей развития. Целевым показателем при этом является общая прибыль, поскольку на этом этапе вопрос стабильности индивидуального дохода, обеспечивающейся общей экономической силой, является важнее его размера.
2
Система кооперативных предприятий
Данный уровень возникает в связи с вышеописанной жизненной необходимостью. Он может создаваться следующими путями:
  • Создание новых филиалов за счёт накопления капитала кооперативом; - Объединение с другими смежными по рыночной сфере кооперативами для совместного покорения общего рынка;
  • Объединение с другими несмежными по рыночной сфере кооперативами для создания общих структур экономической и иной взаимопомощи;
  • Создание новых филиалов или новых кооперативов с включением их в союзную систему за счёт средств новых высвободившихся из системы акционерной кооперации рабочих, индивидуальных предпринимателей и иных микропредприятий, что проводится путём экономического и связанного с этим делового идеологического воздействия и сотрудничества, агитацией;
  • Создание потребительских кооперативов, коммун, и прочих подсистем, призванных уменьшить экономическую нагрузку на рабочих кооперативов, в особенности пайщиков, предоставить рабочим-пайщикам дополнительные преимущества по сравнению с наёмными рабочими и сократить издержки производства;
  • Создание торговых, кредитных кооперативов, фондов, резервов и прочих обменных систем, призванных обеспечить экономическую стабильность системы и активизировать подходящие инвестиции (внутренние и внешние).

В конечном итоге данная система должна захватывать некоторый достаточный по объёму сектор периферии экономики, чтобы начать наступление на другие капиталистические предприятия в связи с описанным в первой части механизмом борьбы за рынок в связи его ограниченной ёмкостью.

На переднем плане при этом оказывается, помимо общей прибыли, показатель прибыли на пайщика, поскольку теперь уже не только стабильность, но и прогрессивность роста этого дохода, то есть скорейшего накопления на улучшение условий жизни, оказывается важным аспектом мотива работников.
3
Всеобщая кооперация
Стадия, при которой система новой кооперации ставит своей главной задачей улучшение средств производства вместе с расширением последнего за счёт кооперативизации и синдикализации капиталистических предприятий; эта ключевая разница происходит оттуда, что при достигнутом уровне стабильности и масштаба производства указанный метод становится гораздо более эффективным методом улучшения жизни рабочих-кооператоров, нежели простое накопление или концентрация капитала с уменьшением издержек. Рост производительности труда при достижении определённого минимума издержек приводит к разительному отличию кооперативной собственности от любой иной – свободный труд на своё благо без отчуждения, что и приводит к неизбежной победе социалистической кооперации.

Главным экономическим показателем этой стадии становится прибыль на пайщика, поскольку именно улучшение жизни каждого рабочего становится главной целью.

2. Поскольку изменения в экономике неизбежно рождают изменения в обществе, следующим уровнем борьбы является уровень социальный. Благодаря ему происходит продвижение нового общества в широкие массы, формирование прогрессивной оппозиции обществу капитализма, спектакля, потребления. В его рамках происходят следующие подуровни борьбы:
1
Идеологическая (~ общественного сознания)
Тот уровень, на котором происходит изменение воззрений рабочих и их мотивов, понимание монизма труда, и т.д. Главные задачи в рамках этой борьбы:
  • Повышение образования рабочих и формирование научного мировоззрения; Воспитание новой культуры и информационного поля кооперации; - Формирование т.н. классового сознания;
  • Агитация и пропаганда в среде наёмных рабочих и мелких собственников. Борьба таковая имеет широчайший выбор методов и структур, за счёт которых она производится:
  • Образовательные структуры (при кооперативах и самостоятельные), как то: кружки, дискуссионные платформы, сотрудничество с образовательными учреждениями для льготного обучения, и прочее;
  • Досуговые структуры (те же кружки, совместные для кооперативов мероприятия, организация отдыха и туризма);
  • Агитационно-пропагандистские структуры, как при кооперативах, так и свободные, а также непосредственно в благоприятной для кооперации среде, вроде кружков и клубов, общественных движений, СМИ и иных ифо-ресурсов; агитация мелких предпринимателей, студенчества, рабочих к участию в кооперативах и/или иных структурах, использующих добровольную кооперацию, для улучшения условий жизни и выработки нового мировоззрения.
2
Трудовая борьба
Организация борьбы наёмных рабочих за улучшение условий своего существования для скорейшего накопления, равно как и за выход по возможности из системы акционерной капиталистической кооперации труда для присоединения к кооперативному движению, путём: - Профсоюзной борьбы на капиталистических предприятиях; - Общественных движений и инициатив, призванных отстаивать требования рабочих и в особенности кооперативистов в социальной среде.

3. Новое общество в своей борьбе за тотальную кооперацию вынуждено будет с самых ранних пор в той или иной степени конфликтовать со старым, и встретит ярое сопротивление крупного капитала и государства по мере своего развития, что делает актуальным и прямо необходимым политический уровень борьбы. В его рамках общество кооперативизации проводит выдвижение своих политических требований, моделирует государственное управление на максимально возможной высоте, и в конечном итоге создаёт Трудовую партию. Для всего этого необходимо выделять значительные средства, которые пойдут на борьбу с капиталистическим режимом, именно потому политическая борьба является наиболее сложной и высшей ступенью техники достижения коммунизма. Именно Трудовая партия должна в конечном итоге установить диктатуру рабочих и привести общество в начальную фазу коммунизма – социализм.
…Пример НДП это один из лучших примеров того, как возникает рабочая партия: за счёт концентрации кооперативных и профсоюзных капиталов. Если концентрации капиталов нет, то нет и партии.
Виктор Разин
"Трудовая Партия"
Однако за таким порядком изложения нельзя впадать в иллюзию, будто данные уровни борьбы следуют один за другим или же хотя бы возникают последовательно. Все эти уровни существуют изначально, их базовость или надстроечность отражает лишь зависимости между ними, но не прямую временную последовательность. А зависимость такова, что надстройка всегда требует значительного развития базы для концентрации и синергии (то есть перехода качества в количество), иными словами – уровни развиваются по принципу понижающихся (и при том значительно) коэфициентов. Проиллюстрируем математически в общих чертах эту важную зависимость: если некоторый уровень развития экономической кооперативизации, минимально необходимый для начала процесса, принять за 1, то социальный уровень борьбы будет 1*n при 0<n<1 (к примеру 0,2), а политический – (1*n)*m, при 0<m<n (к примеру 0,05); мы видим, что исходный экономический уровень борьбы становится базой для борьбы социальной, а та в свою очередь – для борьбы политической, потому каждый вид развит в определённый момент времени хуже, чем предыдущий, поскольку качественный переход требует значительно бóльших количественных накоплений, в нашем примере развитие политической сферы кооперативизации =1*0,2*0,05=0,01, то есть значение, которое достаточно относительно стартовой единицы, принятой нами для экономики, достигается лишь при масштабном развитии экономического уровня в дальнейшем. Тем не менее, уже при умножении экономической составляющей в 5 раз социальный уровень достигает искомой единицы, тогда как политический – только при умножении в 100 раз. Конечно, данное вычисление носит исключительно абстрактный характер, а сами коэффициенты могут быть иными, но тем не менее, иллюстрация вполне хорошо выполняет цель: показывает, что, с одной стороны, в каждый момент времени существуют все три сферы борьбы, с другой – что они соподчинены, и имеют крайне разные количественные запросы (ресурсов, людей, труда и прочего), увеличивающиеся от первичного ко вторичному, как развитие форм капитализма от торгового через мануфактурный к промышленного требовало всё большего накопления рабочей силы и капитала.

Выводы
По итогу важно отметить следующее:
1. Нынешний кооперативизм со своей экономикой не является ещё семечком коммунистического общества, это лишь инструмент для его создания, сеялка для его посадки в плодородную почву развитого общества. Этот процесс – создание революционной кооперации-прообраза коммунизма – есть акт масштабной экспроприации и автоматизации, чего нельзя добиться никак путём простого накопления и концентрации капитала, но лишь путём передела собственности, интеграции новых форм, всеобщности борьбы в разных сферах жизни.


2. Существуют и другие, не менее важные уровни борьбы, кроме экономического – социальный и политический, и важность их будет нарастать с первыми же успехами кооперативизации в экономике. Как сеялка бесполезна без окучивания почвы, без её полива, точно так же и экономическая борьба бесполезна без борьбы общественной и политической. И именно потому создавать эти инструменты нужно начинать заранее, уже сейчас, когда кооперативизм делает первые шаги, вместе с ними, чтобы они соответствовали уровню прогресса кооперативизации.
3. Наконец, специфическое соотношение затрат на ведение тех или иных форм и уровней борьбы кооперативизации за победу требует рационального подхода, изучения эффективности в теории и проверки на практике; нет никаких универсальных соотношений. Ещё более глупо вести борьбу сразу и везде на всех уровнях по простому уравнительному распределению усилий супротив направленности на результат. Лишь там, где кооперативизация будет избирать методы, указанные осознанной необходимостью, данной развитием средств произодства, экономики, общества, знаний, сможет она достигать построения новой системы.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОММУНА!
Made on
Tilda