У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
Трудовая партия
Коммунистическая партия — мечта российских левых. Трудовая партия — будущее российских рабочих.
Кругами мощными растёт водоворот,
Напрасны лепеты, напрасны вопли страха:
Теперь уж он в себя всё, что кругом, вберёт,
Осуществит себя всей силою размаха.
К рабочему
Константин Бальмонт
Давайте представим на минутку классический видеоролик: на полянке в лесу сидят бельчонок, медвежонок и три поросёнка, один из которых относительно взрослый, а двое других совсем маленькие. Бельчонок говорит: "Давайте обсудим состояние рабочего движения в стране. Нам нужно сконцентрировать свои силы, в первую очередь, на создании настоящей коммунистической партии и организации той социальной базы, на которую она будет опираться. Мы не хотим участвовать в существующих партиях". Бельчонок, взрослая свинка и медвежонок громко подчёркивают: "Нет! Нет! Нет!" — после чего медвежонок, вероятно, ответственный за агитацию левых идей, спрашивает у совсем маленьких свинок: "А что вы думаете о необходимости партии?". Один из поросей встаёт, подходит к граммофону и ставит свою музыку. "Я думаю так, — говорит он, наводя иглу на пластинку. — Это очень научно". Начинает играть музыка.

"Страны небывалой свободные дети,
Сегодня мы гордую песню поём

О партии самой могучей на свете,

О самом большом человеке своём.

Славой овеяна, волею спаяна,
Крепни и здравствуй во веки веков!

Партия Ленина, партия Сталина —

Мудрая партия большевиков!"

Самое печальное в этой истории даже не то, что зверьки по определению существа глупенькие, — самое печальное, что эти конкретные зверьки, их мысли и дела заколдованы, обречены крутиться из собрания в собрание, из митинга в митинг, из партии в партию, да даже из статьи в статью. Год за годом они ноют о необходимости сделать "правильную партию", которая будет достаточно сильна, чтобы одурачить рабочего и на его мозолистых ручках поднять наших чаек из морских глубин до самых туч, чтобы они, наконец, смогли почувствовать себя героями небезызвестного горьковского стишка. Отчего это происходит? Да оттого же, отчего любой нормальный рабочий скорее даст хорошего пинка любому леваку, лишь бы не слушать его бредней, — левые просто неадекватно воспринимают то, что такое партия, то, зачем она практически нужна. Кроме того, разумеется, они неадекватно воспринимают сам капиталистический миропорядок, полагая себя гениальными борцами с системой, стоящими по ту сторону купола капитала.

Так что же такое рабочая партия и для чего она нужна? Вы таки будете смеяться, но
Рабочая партия это политическая партия, реалистично представляющая весь спектр интересов рабочего класса, создаваемая заинтересованными в улучшении своего экономического, политического и/или иного положения представителями рабочего класса.
Это не партия, которую делают студенты, школьники и алкоголики "в интересах рабочего", это не партия, которую делают профессора и заикающиеся бюрократы "в интересах трудящихся", это партия конкретных трудящихся в конкретных интересах конкретных трудящихся.

И если трудящиеся не делают партии, которая выражала бы их интересы, то лишь оттого, что они не имеют одного из трёх необходимых условий для создания собственной партии. Что это за условия такие? Очень простые: экономическая возможность, политическая целесообразность, насущная потребность.

I. Экономическая возможность
Как бы большевикам и анархистам не хотелось верить в обратное, мы все, абсолютно все и без особых исключений для бухающих на "партийных вписках" маргиналов, живём в век тотального капитализма, в век господства тотальной товарности. Сегодня ещё более, чем в 1848 году, "всё, наконец, стало предметом торговли". А это значит (подумать только, — приходится буквально по буковкам расписывать очевидные вещи), что такая сфера общественной жизни, как политика, а именно политикой и занимаются политические партии, тем более является сферой рыночной, сферой интересов и деятельности как отдельных капиталов, так и капитала, как явления, вообще.
Какой вывод из этого следует? Да такой, что любая политическая деятельность, если она претендует на хоть сколь-нибудь вменяемые результаты, является деятельностью капиталистической, то есть имеющей в своём основании капитал, а в своём итоге прибыль.
Как ни одна современная политическая партия или платформа не может обойтись без стартового капитала, без финансирования, так ни одна современная политическая партия или платформа не удержится на плаву без улучшения своего положения на рынке политических партий за счёт грамотной эксплуатации авансированного в неё капитала.

Как известно, капитал бывает постоянный, то есть затрачиваемый капиталистом (автор полагает, что в данной ситуации нет необходимости разъяснять, что "капиталистом" в примере с партией является партийное руководство) на средства производства, и переменный, затрачиваемый капиталистом на рабочую силу. Применимо к партии постоянный капитал выражается в её информационных органах (например, газетах, сайтах, сетевой, телевизионной и иной агитации), помещениях (офисах, центрах, лагерях и т.д.); переменный же капитал всецело состоит из оплачиваемого актива партии, то есть из её руководства, идеологов и бюрократов, из технического персонала, из работников офисов и людей, согласных в любую погоду заниматься распространением агитационных и информационных материалов.
Но каковы источники партийного капитала? Фактически, всего их три: партийные взносы, частные пожертвование и государственное финансирование, — но на деле партийные взносы оказываются настолько ничтожной статьёй партийного бюджета, что их можно даже не принимать в расчёт, тем более, что речь идёт о партии рабочего класса, изначально не имеющего в своём распоряжении больших средств на траты только косвенно сопряжённые с индивидуальным выживанием. Так же можно отказаться и от идеи о государственном финансировании, - оно доступно лишь тем партиям, что представлены в буржуазном парламенте, а значит априори не может быть изначальным источником партийного капитала.

Остаются частные пожертвования. Но и тут оказывается, что не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Вообще, частные пожертвования можно делить по нескольким признакам: по количеству, то есть по объёму предложенной суммы; по временному характеру, то есть по постоянности/непостоянности подобных пожертвований; по, наконец, экономическому статусу жертвователя, иначе говоря по классовому положению источника. И если с количественным делением всё вполне ясно (как ясно и то, что оно коррелирует с классовым положением), то с прочими пунктами не всё так просто. Ведь если речь идёт о рабочей партии, представляющей интересы рабочего класса, то и финансировать эту партию должен именно рабочий класс, причём, как указано ранее, не через ничтожные партийные взносы, но через постоянные частные пожертвования. Но где рабочие возьмут такие капиталы, чтобы постоянно не просто поддерживать на плаву партию, но делать её с каждым новым шагом сильнее и могущественней?

С точки зрения Маркса
государственное финансирование — худшее, что может случиться с рабочей партией
Ответ на этот вопрос, на самом деле, не только невероятно прост, но ещё и имеет весьма и весьма успешное историческое воплощение. Организованная рабочая кооперация, - вот тот источник капитала, который вдохнёт в рабочую партию жизнь. Далеко за примером идти не надо, - Новая Демократическая Партия Канады основана Федерацией Кооперативного Содружества (партией трудовой и сельскохозяйственной кооперации; на сегодняшний день по данным МКА кооперативно в Канаде организовано более 50% производств) и Канадским Рабочим Конгрессом (крупнейшим профсоюзным движением Канады), является третьей крупнейшей партией в стране и единственной, представляющей рабочий класс в канадском парламенте, в котором вынуждена противостоять двум партиям канадского крупного капитала. Пример НДП это один из лучших примеров того, как возникает рабочая партия: за счёт концентрации кооперативных и профсоюзных капиталов.

Если концентрации капиталов нет, то нет и партии.

II. и III. Политическая целесообразность и насущная потребность
Может статься так, что гипотетические источники капитала для партии есть, но самой партии, почему-то, нет, - и что же тогда? Левак конечно скажет, что надо бежать агитировать источники, дескать, они просто "недостаточно классово сознательны", социал-демократ же в первую очередь посмотрит на существующие трудовые и политические условия, определяющие уровень развития трудовой и политической культуры рабочего класса, а значит и степень этой самой "классовой сознательности", её потолок.

Достижения Октября
гарантируют устойчивость власти бюрократии даже спустя 99 лет после революции
И если окажется, что в стране есть удовлетворяющие базовые потребности трудящихся медицина, образование и городская инфраструктура, если, более того, уровень развития производительных сил таков, что от рабочего не требуется большой грамоты и высокого умственного развития, как это происходит в странах с высоким качественным уровнем развития производительных сил, то станет ясно, что именно оттого, что средства производства не требуют с собой умного обращения, что сама жизнь не требует от рабочего быстроты и оригинальности мысли, в рабочем и не возникает даже мысли, не то что насущной потребности в политической и экономической борьбе, в защите своих интересов. А если рабочий чего-то не хочет, то любой, кто пытается силой, лестью или идеологией заставить его это что-то хотеть или делать несомненно проиграет, с треском вылетев обратно на "кружковую стадию".

Но помимо насущной потребности в наличии партии рабочий также должен видеть политическую целесообразность этого дела: ведь если уже есть партия, позиционирующая себя, как рабочая, а уровень политической культуры рабочего ещё чудовищно низок (ведь рабочий, опять-таки, не имеет такой работы, которая требовала бы от него понимания не только своей роли, но и роли своего класса, как это бывает, например, у сельскохозяйственных кооператоров на западе), если уже есть законодательство, доставляющее рабочему хоть и паршивые, но гарантии, а большие ему, собственно, и не нужны на этом уровне мысли, то и смысла в устройстве особенной партии он не видит и не увидит.
Вывод здесь почти-что самоочевиден: если два из трёх столпов партийного строительства упираются в градус классовой сознательности рабочего, если этот градус, в свою очередь, задаётся степенью развития производительных сил в стране, степенью политической культуры и экономической грамоты трудящихся, то рабочая партия возможна лишь тогда, когда эта культура и эта грамота станут достоянием если не большинства, но хотя бы значительной части рабочего класса.

IV. Эпилог
Сегодня все разговоры о рабочей партии сводятся к левацкой спекуляции на тему "заветов Ильича", к попыткам воспроизведения классической формулы "кружки-движение-газета-партия" теми или иными ничтожными группками сопливых маргиналов. Но даже сто пятнадцать лет тому назад российская социал-демократия не представляла из себя ничего без рабочей самоорганизации на местах, без финансового капитала купцов-старообрядцев (которые, к слову, вели дела скорее общинно-кооперативным образом, нежели частнокапиталистическим) и буржуа-меценатов. Сегодня нет даже этого.
Что нам остаётся? К сожалению для левых, реальных путей у них всего ничего: либо самообман и интеллектуальный онанизм партийного строительства; либо скромная индивидуально-групповая просветительская работа; либо присоединение к левому флангу либерально-демократической оппозиции. Ещё можно умереть. Благо, жизнь располагает.
Made on
Tilda