У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
Юзеф Мельниковский
ПАЦИФИЗМ
Владимир Ленин
Военная программа пролетарской революции, 1916 год
Если теперешняя война вызывает у реакционных христианских социалистов, у плаксивых мелких буржуа только ужас и запуганность, только отвращение ко всякому употреблению оружия, к крови, смерти и пр., то мы должны сказать: капиталистическое общество было и всегда является ужасом без конца. И если теперь этому обществу настоящая реакционнейшая из всех войн подготовляет конец с ужасом, то мы не имеем никаких оснований приходить в отчаяние.
Георгий Димитров
Телеграмма генерального секретаря Исполкома Коминтерна руководству ФКП, 9 сентября 1939 года
Нынешняя война есть война империалистическая, несправедливая, спровоцированная буржуазией всех воюющих стран. Ни рабочий класс, ни тем более коммунистические партии не могут поддержать эту войну. Буржуазия ведёт эту войну за мировое господство. Мировой пролетариат не должен защищать фашистскую Польшу. Военная обстановка коренным образом изменилась: старое различие между фашистскими и так называемыми демократическими государствами утратило политический смысл. Необходимо изменить тактику. В каждой воюющей стране на данном этапе войны коммунисты должны выступить против войны, разоблачить её империалистический характер, проголосовать против военных кредитов, сказать массам, что война принесёт им нищету и отягчающие цепи эксплуатации".
Вместе с Морисом Торезом, генсеком ФКП и одним из самых беспринципных бюрократических червей в истории человечества, о своём неприятии войны и пацифизме заявляли будущий фашистский премьер-министр вишистской Франции Пьер Лаваль, фашист и основатель Французской Народной Партии Жак Дорио, министр труда в вишистском правительстве Марсель Деа.
Даже странно, что и Торезу Гитлер не дал никакого поста - хотя, справедливости ради, французские коммунисты просили фюрера разрешить им издавать "Юманите". Но ничего, зато Тореза вкусно покормил товарищ Сталин.

Если чему и учит история падения французской довоенной интеллигенции, так это тому, что пацифизм, низость и предательство противников войны - надёжное оружие чистого исторического зла. Разглагольствуя об абстрактном "мире", пацифисты всегда говорят о том, что именно худой мир, именно дешёвое "социальное партнёрство" и хозяйский порядок лучше хорошей войны.

Эталонным примером патентованной коммунистической сволочи, пропагандирующей мир с буржуазией под прикрытием пацифистских лозунгов является Евгений Баженов, классический представитель лагеря добрых, "за всё хорошее" "правильных советских людей". Которые по совести, как Бодров, которые чистые и честные, как советские офицеры, которые за мир, счастье и любовь, как Жорик Димитров, как Морис Торез, как Адольф Гитлер.

Ведь, Женя так уверенно говорит: война это однозначно плохо, воюют люди на Украине за чуждые им классовые интересы хозяев, надо сложить оружие и... И что, Женя? Чего молчишь-то, язык проглотил? Выводы на твоём канале мы должны сделать сами? А не стыдно?
Двадцатидевятилетняя Вера Засулич зашла в кабинет питерского губера Трепова и забашляла дяденьку в упор. Двадцатидвухлетняя Мария Спиридонова среди бела дня застрелила на улице тамбовского губернатора Луженовского. Двадцатипятилетнего Владимира Ульянова арестовали за печать листовок, прямым текстом призывавших к социалистической революции.

Засулич дворянка, Спиридонова мещанка, Ульянов дворянин. Это не исключительные люди, это коммунисты, какими они были до советской трагедии, какими они должны быть вообще. Гражданин Баженов, как и примыкающие к нему в практическом отношении паразиты, типа Рудого и Кагарлицкого, а так же их карликовые сектантские кружки не могут быть коммунистами, потому что они боятся.

Что кратно позорнее, они боятся быть коммунистами тогда, когда не нужно никакое подполье, когда коммунизм легален, при республике буржуазии, имеющей одну сотую от кровожадности монархического строя.

Между тем, у нас, настоящих русских социалистов, есть много разных переходящих бед. Это и глобальные, дисфункциональные недостатки, типа нищеты; и проблемы поменьше, вроде любви к оппозиционному хвостизму. Все эти вопросы взаимосвязаны, все они разрешимы в том или ином виде без связи с чисто теоретическими положениями социализма, как экономической, политической, философской или морально-этической доктрины. Но есть у нас, русских социалистов, одна постоянная болезнь, которая хоронит всю нашу возможную работу, зарубает весь наш потенциал на корню.
Совесть.
Это старая, страшная и смертельная болезнь, побороть которую может лишь настоящее чудо Преображения. Совесть, стремление к народному благу и гуманизму, этим самым распропагандированным из всех эфемерных буржуазных ценностей, как и то, что старик Мао называл общим словом "либерализм", говоря о проблемах социалистического движения - всё это одно, чистое и абсолютное историческое зло. Это наше мерзкое наследство, которое пожизненно будет корчить души тем, кому довелось ступить на скользкую дорожку социальной истины.

Совестью болели наши отцы-основатели, народники. Из соображений совестливого раскаяния барских и купеческих деток перед рабочими и крестьянами шли народники "в революцию", чтобы не ради лучше организованного мира, но ради общества, построенного "по совести", где всё "по совести" распределено - сложить свои кости в фундамент будущей республики. То же после них делали и эсеры, и анархисты, и меки, и беки. К чести большевиков, среди их высшего руководства явно были люди, пережившие то самое очищающее чудесное Преображение, избавившее их от ярма совести: Богданов, Ленин, Красин, Луначарский, Радек, Бухарин, прочие представители интеллектуальной элиты русского коммунизма. В ходе борьбы многие снова сломались, снова пошли в стыдливое услужение "народу", хотя были и те, кто заслужил историческое величие своей стойкостью - такие как Ленин.

Отсутствие совести позволило Ленину, единственному среди всех интернационалистов рабочих партий стран Первого Вельткрига провозгласить идею не мира, не прекращения войны, а её тотального расширения, её превращения в мировую классовую войну. Социалисты всех стран хотели мира - на условиях победы своей страны или блока стран, но так или иначе они хотели буржуазного мира. С их точки зрения взаимное убийство рабочих армий на фронтах Европы было катастрофой, - и если на Западе катастрофа измерялась в потере производительных сил, то в России горевали о тягостях и страданиях разнесчастного абстрактного народа.

Ленин выступил за войну, за войну классовую и войну последнюю в истории. В конечном счёте, он ошибся в расчёте на способность эпохи, переоценил своё время и возможности мирового рабочего класса своего века. Он ошибся и в инструменте достижения социализма. Разве это важно?

Важно то, что Ленин отринул совестливое заискивание кающейся интеллигенции, кающейся элиты рабочего движения перед "народом", перед "рабочим", и честно признал, что дело классовой борьбы и дело коммунистической революции это грязное, мрачное дело, мясорубка, абсолютная тотализация бойни в мировом масштабе.

В этом актуальность Ленина для нас сегодня. Надо быть клиническим идиотом, чтобы считать Владимира Ильича пацифистом и противником войны. Каждая искорка, каждый региональный конфликт, каждое крупное противостояние - это шаг к реализации единственно верной ленинской концепции победы рабочего класса.
Война порождена не злой волей хищников-капиталистов, хотя она, несомненно, только в их интересах ведется, только их обогащает. Война порождена полувековым развитием всемирного капитала, миллиардами его нитей и связей. Нельзя выскочить из империалистской войны, нельзя добиться демократического, не насильнического, мира без свержения власти капитала, без перехода государственной власти к другому классу, к пролетариату.
Владимир Ленин, Задачи пролетариата в нашей революции
P.S.
Столетие назад подобную политическую полемику вели не иначе, как с кем-то конкретным. Да и совсем недавно, в конце прошлого десятилетия, мы ещё писали о конкретных деятелях социалистического движения, их проектах и спорили непосредственно с ними. Всё это потеряло всякий смысл в связи с полным разгромом движения изнутри, самими его участниками.

Трусливая антивоенная позиция современных социал-оппортунистов с одной стороны, трусливый "оборонческий" сбор пожертвований мирным пролам с занятых русской армией территорий другой части левых, откровенная провокаторская деятельность анархистов - всё это само уничтожило социалистическое движение в России сегодня. Потому эта статья - обращение не к движению, а к его бывшим участникам, к каждому социалисту в отдельности.
Made on
Tilda