У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
Русский переводчик, Николай Алексеев (1873-1972) последовательно затирал кооперативизм Маркса, хотя точно сказать, конечно, сознательно или несознательно, мы не можем. Алексеев был одним из близких друзей Ленина, особенно в лондонский период. Он создал несколько переводов различных марксистских статей, хотя переводчиком не являлся, а учился в Военно-медицинской академии (с перерывом на эмиграцию). Основная претензия к переводу — это работа со словом Genossenschaft.
Genossenschaft с немецкого — товарищество; артель; кооператив. В тексте Маркса это слово встречается 11 раз.
Оригинал Маркса:
«3. "Die Befreiung der Arbeit erfordert die Erhebung der Arbeitsmittel zu Gemeingut der Gesellschaft und die genossenschaftliche Regelung der Gesamtarbeit mit gerechter Verteilung des Arbeitsertrags."
Перевод Алексеева:
«3. "Освобождение труда требует возведения средств труда в достояние всего общества и коллективного регулирования совокупного труда при справедливом распределении трудового дохода".
«Nehmen wir zunächst das Wort "Arbeitsertrag" im Sinne des Produkts der Arbeit, so ist der genossenschaftliche Arbeitsertrag das gesellschaftliche Gesamtprodukt.»
«Если выражение "трудовой доход" мы возьмем сначала в смысле продукта труда, то коллективный трудовой доход окажется совокупным общественным продуктом».
«Erst jetzt kommen wir zu der "Verteilung", die das Programm, unter Lassalleschem Einfluß, bornierterweise allein ins Auge faßt, nämlich an den Teil der Konsumtionsmittel, der unter die individuellen Produzenten der Genossenschaft verteilt wird».[...индивидуальными производителями кооператива]
«Лишь теперь мы подходим к тому "распределению", которое программа, под лассалевским влиянием, так ограниченно только и имеет в виду, а именно к той части предметов потребления, которая делится между индивидуальными производителями коллектива».
«Innerhalb der genossenschaftlichen [внутри кооператива], auf Gemeingut an den Produktionsmitteln gegründeten Gesellschaft tauschen die Produzenten ihre Produkte nicht aus...»
«В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов...»
И вот знаменитый отрывок о высшей стадии коммунизма:
Оригинал Маркса:
«In einer höheren Phase der kommunistischen Gesellschaft, nachdem die knechtende Unterordnung der Individuen unter die Teilung der Arbeit, damit auch der Gegensatz geistiger und körperlicher Arbeit verschwunden ist; nachdem die Arbeit nicht nur Mittel zum Leben, sondern selbst das erste Lebensbedürfnis geworden; nachdem mit der allseitigen Entwicklung der Individuen auch ihre Produktivkräfte gewachsen und alle Springquellen des genossenschaftlichen Reichtums voller fließen - erst dann kann der enge bürgerliche Rechtshorizont ganz überschritten werden und die Gesellschaft auf ihre Fahne schreiben: Jeder nach seinen Fähigkeiten, jedem nach seinen Bedürfnissen!»
Перевод Алексеева:
«На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!»
Опять же, лишь слово «кооперативный» было заменено на неопределённое «общественный», которое в сложившейся традиции является синонимом национального общества.
Чуть ниже Маркс пишет:
«Sind die sachlichen Produktionsbedingungen genossenschaftliches Eigentum der Arbeiter selbst, so ergibt sich ebenso eine von der heutigen verschiedne Verteilung der Konsumtionsmittel».
У Алексеева:
«Если же вещественные условия производства будут составлять коллективную собственность самих рабочих, то в результате получится также и распределение предметов потребления, отличное от современного».
Но для слова «коллективный» должно быть слово «gemeinschaftlich» или «gesellschaftlich».
В начале III раздела Маркс цитирует Готскую программу:
«Die deutsche Arbeiterpartei verlangt, um die Lösung der sozialen Frage anzubahnen, die Errichtung von Produktivgenossenschaften mit Staatshilfe unter der demokratischen Kontrolle des arbeitenden Volks. Die Produktivgenossenschaften sind für Industrie und Ackerbau in solchem Umfang ins Leben zu rufen, daß aus ihnen die sozialistische Organisation der Gesamtarbeit entsteht».
Алексеев переводит:
«"Чтобы проложить путь к разрешению социального вопроса, германская рабочая партия требует учреждения производительных товариществ с государственной помощью под демократическим контролем трудящегося народа. Производительные товарищества как в промышленности, так и в земледелии должны быть вызваны к жизни в таком объеме, чтобы из них возникла социалистическая организация совокупного труда".
Слово «товарищество» достаточно адекватно отражает суть немецкого слова. Как видно, переводчик не мог в контексте обойтись менее конкретными формулировками из-за сложности составного немецкого слова. В этом пункте следует уяснить, что Алексеев, возможно, и не знает слова «кооперативный», не связывает его с русским явлением трудовых артелей или крестьянской общиной, или любыми другими видами кооперирования. В этом мог сказаться непрофессионализм переводчика (?) или его идеологические установки.
В этом же разделе у Маркса:
«Statt aus dem revolutionären Umwandlungsprozesse der Gesellschaft "entsteht" die "sozialistische Organisation der Gesamtarbeit" aus der "Staatshilfe", die der Staat Produktivgenossenschaften gibt, die er, nicht der Arbeiter, "ins Leben ruft"».
Алексеев переводит:
«Вместо процесса революционного преобразования общества "социалистическая организация совокупного труда" "возникает" из "государственной помощи", оказываемой производительным товариществам, которые "вызываются к жизни" государством, а не рабочими».
В конце раздела у Маркса читаем:
«Daß die Arbeiter die Bedingungen der genossenschaftlichen Produktion auf sozialem und zunächst bei sich, also [auf] nationalem Maßstab herstellen wollen, heißt nur, daß sie an der Umwälzung der jetzigen Produktionsbedingungen arbeiten, und hat nichts gemein mit der Stiftung von Kooperativgesellschaften mit Staatshilfe! Was aber die jetzigen Kooperativgesellschaften betrifft, so haben sie nur Wert, soweit sie unabhängige, weder von den Regierungen noch von den Bourgeois protegierte Arbeiterschöpfungen sind.»
У Алексеева:
«Когда рабочие стремятся создать условия для коллективного производства в масштабе всего общества, и прежде всего у себя в национальном масштабе, это означает лишь то, что они борются за переворот в теперешних условиях производства, и это не имеет ничего общего с учреждением кооперативных товариществ с государственной помощью. Что же касается теперешних кооперативных товариществ, то они ценны лишь постольку, поскольку они созданы самостоятельно самими рабочими и не пользуются покровительством ни правительств, ни буржуазии».
Как видим, Маркс говорит о кооперативном производстве, которое должно стихийно возникнуть, снизу, от масс, и требование рабочих заключается в том, чтобы этот способ производства распространился на всё общество в целом. Их ценность именно в самостийности их образования, лассалевский же путь (посредством государства) Марксом отвергается.
Выводы, сделанные нами в исследовании по «Критике Готской программы», позволяют заключить, что для Маркса смысл социальной революции — в расширении кооперативного движения.
Сталинистское толкование старательно обходит этот вопрос стороной. Конечно, ведь сталинская коллективизация следует именно лассалевскому пути, когда именно государство создаёт кооперативы, которые в результате становятся обслугой этого государства.

Вот образчик традиционного сталинистского мнения:
«К.Маркс и Ф.Энгельс вели борьбу с кооперативистской идеологией, с теориями о возможности ликвидации капитализма с помощью кооперации. Они видели в кооперации лишь одну из форм ослабления, подрыва изнутри капиталистической системы хозяйства. "Как бы кооперативный труд ни был превосходен в принципе и полезен на практике, он никогда не будет в состоянии задержать происходящего в геометрической прогрессии роста монополии, ни освободить массы, ни даже заметно облегчить бремя их нищеты", — писал Маркс в Учредительном Манифесте Интернационала»
Это компиляция из разных мест, сделанная д.и.н. Кочкаровой З. Р., в том числе из учебника экономики Райзберга, позднесоветского учёного.

Давайте обратимся, в частности, к самому «Учредительному манифесту», в котором данное место на самом деле выглядит так:
«В то же время опыт периода 1848–1864 гг. неоспоримо доказал [В немецком тексте добавлено: «положение, которое виднейшие вожди рабочего класса уже в 1851–1852 гг. отстаивали применительно к кооперативному движению в Англии». Ред.], что как бы кооперативный труд ни был превосходен в принципе и полезен на практике, он никогда не будет в состоянии ни задержать происходящего в геометрической прогрессии роста монополии, ни освободить массы, ни даже заметно облегчить бремя их нищеты, пока он не выходит за узкий круг случайных усилий отдельных рабочих».

Карл Маркс
Учредительный манифест I Интернационала
То же самое происходит и с «Инструкцией делегатам Временного Совета», когда даются слова Маркса в таком виде: «Кооперативная система никогда не сможет преобразовать капиталистическое общество», - из чего однозначно делается вывод о нигилизме классика в отношении кооперации. А вот целая цитата: «Однако ограниченная карликовыми формами, которые только и в силах создать своими усилиями отдельные рабы наемного труда, кооперативная система никогда не сможет преобразовать капиталистическое общество». Маркс — за масштабную кооперацию, стихийную, преобразующую. Для этого, конечно, необходима политическая власть рабочему классу, когда закон будет работать для простого человека, а не только для крупной буржуазии, когда демократия перестанет быть таковой только на словах.

Как видим, всё хорошо со сталинизмом до слов «пока» или «однако». Кооперативное движение ни на что не способно, если оно не массовое, если оно создаётся не стихийно, а лишь как плод усилий отдельных людей или, добавим мысли из «Критики Готкой программы», государства.

Что это? Сознательное вытравливание из наследия Маркса всего того, что хотя бы как-то отрицает позицию государства КПСС в отношении кооперативизма. До сих пор неосталинистские идеологи вопят о том, что собственность кооператива — это такая частная собственность. По отношению к рынку — да, по отношению к самим коммунарам — нет.
Маркс называет кооперацию в условиях капитализма, в том числе неумелые попытки социалистов обосновать её теоретически и создать практически, «низшей фазой».

Кооперация не лишена недостатков, да, и её теории часто экономически безграмотны, но это — необходимый этап на пути к будущему обществу свободного и гармоничного кооперативного труда.
Made on
Tilda