У престола Бога, в утро райских нег, все мы видеть станем красный, красный снег!
ЛЕВАН БИБИЛАШВИЛИ
РЕВОЛЮЦИЯ КАРАПУЗОВ В ПРЕДЕЛАХ ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ ЛУЖИ
организационный кризис в левом движении
На данный момент, во всём мире наблюдаются воистину тревожные тенденции для любого объединения, имеющую претензию на изменение общественного строя. В полупериферийных странах наподобие нашей активно расчищают информационное и политическое поле от возникновения какой-либо контрэлиты, тем самым наступая на те же самые консервативные грабли, что и при Николае Палкине. Это рано или поздно приведёт к такому же тупику, что и фиаско Крымской войны.

На менее централизованном, но олигархическом Западе с их более хитроумной системой «мягкой силы», легендарной системой «сдержек и противовесов» ставшей притчей во языцех, в то же время укрепляется монополизация экономики, особенно сферы услуг, IT-индустрии. Они, с одной стороны, улучшают жизнь во многих аспектах, делая сервисы доступнее огромному количеству людей, но с другой стороны, возрастает количество вакансий с отсутствием каких-либо договоров и гарантий, а среднестатистический человек ощущает себя всё более ничтожным относительно сильных мира сего, и как следствие, замыкается в своём собственной тусовке.

Таким образом, общество начинает состоять из ментальных пузырей и эхо-камер, что сильно парализует сколь угодно серьёзную общественную борьбу и развитие гражданского общества. Поэтому ни о какой массовой мобилизации, будь то добровольной или навязанной, сейчас речи не идёт, что нам со всей ясностью доказало фиаско массовых протестов против локдаунов в странах Запада.
Если это сообщество действительно претендует на изменение общественно-экономической структуры, то оно должно быть в достаточной степени подготовлено к противодействию со стороны верховной власти. При проведении подобного рода тяжелой и неблагодарной работы, нужно быть готовым в некоторых случаях и к отказу от использования привычных мессенджеров, от всеми любимого Телеграма и даже созданной американскими морпехами сети Tor. Отсутствие у людей собственности может укреплять иллюзию того, что только за счёт инструментария корпоративных социальных сетей можно создать опасное для правящего класса сообщество. Если хотите менять этот мир, то лёгких путей по определению нет. Дело в том, что оспорить гегемонию можно только сопоставимой по мощи экономической и медийной машиной, которая может пройтись по ним катком их же методами.
Увещевания и призывы к миру обычно, как показывает историческая практика, к сожалению, не работают, несмотря на классический пример с Ганди, который рассматривается апологетами «ненасильственной борьбы» слишком поверхностно. В нынешних реалиях, как правило, работает умелая комбинация «мягкой» и «жёсткой» силы. В современном неолиберальном порядке власть делает всё чтобы дезориентировать и разобщить массы в том числе даже в таких, казалось бы, узкоспециализированных вопросах как «метанарративы» или границы истины, поскольку если человек не уверен в каких-либо

идеях, слишком колеблется, перегружен информацией, то, следовательно, он теряет какое-либо желание и мотивацию бороться. Это, как следствие, способствует трусости и отказу от принятия каких-либо рисков и ответственности, хотя вроде бы тот и пытается «иметь бытие активистом», находя в этом смысл своего существования, и чувствует, что, мол, с миром что-то не так. Борьба в таком случае оборачивается сущей фикцией, поскольку разворачивается лишь в виртуальном пространстве через конструирование своего профиля, через самоидентификацию на платформах, да и фактически, сделать собственную карьеру кажется на первый взгляд более простой и обыденной задачей, чем масштабная борьба за перемены в обществе. Конечно, это не означает, что мы должны полностью отказаться от методов «общества зрелища». Для начала хотя бы следует освоить азы художественного метода для того, чтобы понимать, как вести работу с населением, ибо совершенно бездарных Дон Кихотов, недоделанных «креативщиков» избыточно много.
Какова причина такой печальной ситуации?
Это, прежде всего, рекуперация, то есть феномен, предполагающий превращение любого протеста, любого недовольства в элемент коммерции, задача которой удовлетворить запрос недовольных потребителей если не в реальности, то на экране и в профиле в социальных сетях.

Таким образом, люди, не имея фактической власти, пытаются хотя бы в рамках своей тусовки тешить себя иллюзией влияния по крайней мере на каком-то микроуровне. Очевидно, что реклама всё лучше приспосабливается с каждым годом под каждую потребительскую нишу. Маркетологи, благодаря активному мониторингу социальных сетей, таргетированной рекламе, манипуляцией поисковыми выдачами, активной эксплуатации слабостей обывательской психологии, успешно справляются с этой задачей. Просто быть недовольным ситуацией вокруг и зацикливаться на негативной свободе, то есть, на «свободе от» может кто угодно. Зависать от бессилия на этом этапе это одно, а дойти сознательно до организованного экономического сообщества это совсем другое. По сути, необходимо помнить, что в нашей реальности, единственная эффективная защита интересов, какие бы убеждения ты ни отстаивал — это «воля к власти», это нападение, а не апеллирование к угнетённости и вера в апокалипсис как панацею и социальный лифт, предназначенные только для удержания «власти слабых» и пропаганды «культуры вины». Без стремления к эксперименту, без извилистого пути через выход из привычных представлений и авторитарно-инфантильных по своей сути упований опосредованными образами, невозможно развитие как таковое. Как говорил товарищ Спиноза, свобода есть познанная необходимость, и простите меня, раба Божьего за такие жестокие высказывания, но на праведном пути сквозь знойную пустыню, без царапин, ссадин не обойдётся…
Проблемы несистемных политических объединений

Самая очевидная проблема чуть ли не большинства неформальных политических объединений заключается в том, что находящиеся в ней энтузиасты зачастую не понимают, что их объединение по сути является лишь тусовкой энтузиастов, которые подпитывают себя образами благородного занятия. Они занимаются, по сути, лишь социализацией себе подобных, не понимая контекста социума извне. По факту, контролем знаний среди организаторов никто не занимается и отбор кадров отсутствует, как таковой. При наихудшем раскладе, такая (дез)организация может превратиться в мелкую авторитарную шайку во главе с самовлюблённым «гением» с неплохой эрудированностью в некоторых вопросах, которая сильно выделяется на общем фоне, а «кадры», если можно так назвать, подбираются по знакомствам, либо по принципу принятия определённых принципов и догм. В таких группах компетентности кадров не придается должного значения, хотя очевидно, что организовать добротное политическое объединение, которое готово работать вне тусовки на самом деле настолько же сложно, насколько поддерживать малый бизнес. Здесь вполне себе резонно провести здесь аналогию, ибо такого рода тусовщики не понимают, насколько велика финансовая и политическая ответственность, насколько серьёзны риски. Они, бывает, организовываются в кружки, в которых они разбирают даже не обзорный курс литературы по интересующему вопросу, а только специализированную литературу, написанную «правильными» авторами, которые следуют «правильной» партийной линии без учёта современного социально-экономического контекста и передовых образовательных методов. Потому, с практической точки зрения, эти так называемые «занятия» оказываются не просто бесполезными, но и крайне вредными, поскольку экстаз от получения сакрального и священного «Слова» перевешивает сложный и вдумчиый анализ и критику информации, взятой из различных источников. Если же человек не прилагает усилия в расширении границ собственной компетенции, то в конечном счёте, это лишь укрепляет замыкание человека в политическом сектантстве.
Предвосхищая острую критику со их стороны, я отмечу, что необязательно абсолютно всем членам организации быть в ней профессионалами в области управления или пиара, но при этом, совершенно неадекватна та ситуация, когда ни условные организаторы, ни рядовые участники не имеют никакого желания как-то улучшать свои профессиональные навыки. Они даже к «своему делу» относятся безответственно и ветрено, при этом, теша иллюзиями того, что они де-«киберактивисты», чья моральная паника и экзальтированность возмущённого дискурса уже являются сами по себе доказательством их моральной правоты, пренебрегая экономической базой. Если же такие организации не преследуются властями, значит они настолько мелкие, что как бы похоронены в информационном пространстве. При этом, могут быть прецеденты, когда силовики вдруг проводят рейд в целях запугивания и разграничения сфер влияния в политическом поле, и начинают заниматься разрушением даже мелких организаций. Всё же, это не отменяет вышеперечисленных выводов, которые были сделаны моими коллегами ещё несколько лет назад. Если же организация не представляет из себя ничего серьёзного и существует на одном лишь голом энтузиазме, то при выходе его участников на рынок труда, политическая тусовка как бы испаряется.
Что ещё хуже, если коллектив является гомогенно мужским, то специфические особенности гендерной социализации и проистекающие из неё заблуждения обостряются таким образом, что укрепляют сектантские и эскапистские тенденции. К идейному сектантству могут тяготеть и женщины, однако, особенности их социализации позволяют не доводить всё это до действительно опасных для окружающих эксцессов. Это обусловлено тем, что вследствие традиционных гендерных социализаций среднестатистические женщины направляют агрессию в самих себя, а среднестатистические мужчины в окружающий мир. В обоих случаях, это совершенно деструктивные формы поведения. Почему же я пришёл к подобным выводам? Совершенно вредно некритично воспринимать фетишистскую культивацию агрессии ради агрессии, когда культура бесполезного с практической точки зрения доминирования приводит к иррациональной трате сил и личных

ресурсов, к истощению, потере собственного творческого потенциала и отречению от возвышенных амбиций и истинной «воли к власти». Когда любое проявление нежности, яркой эмоциональности и искренности воспринимается коллективом в штыки, то с психологической точки зрения, это, по сути, суицидально и превращает развивающуюся Личность в разлагающегося биоробота с запрограммированным алгоритмом, нарушение которого вызывает короткое замыкание. С эволюционной точки зрения, низкий уровень эмоционального интеллекта и эмпатии является признаком слабой приспособляемости к внешним условиям, а потому, данные особи в прямом смысле являются бастардами. В России же регрессивными являются те навязанные принципы, когда при знакомстве с девушками, некоторые мужчины воспринимают себя эдакими Аполлонами, какими бы они ни были, и возмущаются, когда вдруг эволюционные принципы полового отбора вдруг сработали! Так же крайне совершенно бессмысленными являются колоссальные требования к женщинам по вопросу деторождения, и одновременно, отсутствие таких же требований и обязательств к мужчинам, потому что у мужчин, увы, склонность к мутациям среди потомства гораздо больше, чем у женщин.
Это, безусловно, следует учесть. При этом, мы должны понимать, что эти регрессивные на данный момент общественные установки есть объективное следствие устаревшей на данный момент демографической послевоенной ситуации, когда огромное количество мужчин погибло во время Великой Отечественной, что приходилось хоть каким-то образом эту ситуацию компенсировать. Потому, иногда на фоне разъедающей разум нищеты происходит деградация личности от приученного нарциссизма, идейного догматизма и суицидальной уверенности в собственной правоте, что не позволяет принять разумные стратегические решения для планирования дальнейшей жизни, и я уже молчу о создании политической организации, а иногда всё это в совокупности приводит к преждевременной смерти вследствие нездорового во всех смыслах образа жизни.

Стремление к наилучшему мироустройству подразумевает переосмысление и накопление наиболее здоровых культурных, экономических элементов, которые накапливались столетиями с учётом актуальных вызовов эпохи. Это предполагает и генезис идеала великодушного «Нового Человека», который более не имеет ни чрезмерной нерешительности, трусости, ни суицидального и наплевательского отношения к самому себе и окружающим. Хоть и искажённо, хоть и с декларацией отказа от любых идеалов и метанарративов в рамках постструктуралистской парадигмы, хоть и с проблематичной «культурой жертвенности», навязанной неолиберальными верхами, данные принципы всё равно постепенно пробиваются сквозь почву нашего мироздания. Для того, чтобы избежать всяких домогательств в политических организациях, необходимо активно продвигать принципы, формируя новый авторитет, который на контрасте разоблачает и разрушает репутацию устаревших ценностей. Именно внутренняя борьба в организациях, воодушевляющие примеры должны разрушать репутацию старых ценностей в глазах коллектива и способствовать росту организационной дисциплины.

О чем мечтает электорат?
Выделить чрезмерную идеализацию советского опыта, которое часто выливается в нормализацию консервативной этики. Почему же многие россияне идеализируют именно советский опыт? Ответ очевиден. Провинциальная беднота, люди среднего и старшего возраста, не видя перспектив в текущей реальности, испытывая фрустрацию от неприспособленности к современной эпохе, приходят к идеализации советской системы, а этим пользуются кое-какие коммерсанты из одной очень известной партии и имиджмейкеры из Старой Площади.
Не зная иностранных языков, будучи не слишком начитанными и образованными, восхищаются не образами будущего, а образами прошлого, сотворёнными талантливыми актёрами, дикторами, художниками, одним словом, специалистами в своём деле 40–50 лет назад, но не имеющий отношения к реальности. Тем не менее, обывателей объединяет стремление к упованию на что-то великое, например, на существование «большого папы», который, если что, «подсобит» и поможет. «Сельские Городские обыватели» настолько напряжены ситуацией вокруг, что попросту хотят жить спокойно и беззаботно, при этом, не проявляя инициативы и опустив руки. Именно окружающая нищета толкает к ограниченности опыта и сильно увеличивает вероятность когнитивных искажений, а потому, даже идеал по содержанию и структуре своей сам по себе является крайне скудным. Перефразируя Платона, если человек всю жизнь жил в пещере и видел лишь «мир теней», то он даже не будет иметь желания выйти из неё, ибо не каждый готов взглянуть на Солнце.Вроде бы что-то не так, а что именно непонятно, и это конечно же вызывает сильное недовольство и раздражение, но из пещеры выходить необязательно, а то, видите ли, его при выходе разорвёт на атомы, как считает индивид.

Обывателю нужны сиюминутные объяснения его неустроенности здесь и сейчас, и настолько же сиюминутные решения как в сказках и блокбастерах, да и весь мир пытается понять через образы, и сильно удивляется, когда реальный мир этому не соответствует. Человек таким макаром пытается такой палёной «Боярой» себя утешить и успокоить. Некоторые приходят к тому, что наиболее лёгким и доступным решением для них в данном случае является просто молчаливая поддержка какого-то близкого политического движения, наивно считая, что это даст какие-то плюшки и преференции. По крайней мере, совесть мучать не будет! Дело человек делает! Правда, приписывать все эти особенности некой специфической «русской лени» и отсталости русской цивилизации нецелесообразно и крайне нелепо. Та же социальная база существует и на Западе, только без ностальгии по советским временам, но при этом, существующая ровно по тем же самым социально-экономическим причинам. Как показали результаты соцопроса, проведённого в Великобритании несколько лет назад, позиции членов представленных в Парламенте партий по социальным и экономическим вопросам сильно различаются от позиции большинства, например по вопросу государственного регулирования экономики, цензуры, введения смертной казни. Большинство людей, особенно среднего и старшего возраста, являются по сути апологетами консервативной этики и сторонниками «сильной руки» в экономике, которая компенсирует им «родительский коммунизм», потерянный «рай». Это означает, что фактически позиции политического мейнстрима несколько отличаются от настоящей позиции большинства, и как следствие, во время выборов, избиратели лишь выбирают «наименьшее из зол», чтобы партийная программа хоть как-то соответствовала их ожиданиям. Как следствие, по всему миру возрастает разрыв между центрами активности, хабами с взвинченными ценами на жильё, пустующими элитными апартаментами, задача которых только в перераспределении спекулятивного капитала, а не проживании, и где сходятся многочисленные финансовые и трудовые потоки со всего мира и Провинцией, в которой жить многим становится настолько невыносимо, что в поисках новых возможностей некоторые едут в те самые хабы.
Имущественный разрыв между сверхбогатыми и всеми остальными плох не по морально-этическим причинам и не тем, что большинство достойно жалости и любви и власть должна, мол, их патроном и папиком (этого всего и так навалом), а именно тем, что с организационной точки зрения замыкание человека в своей специализации вне глобального, общего контекста усиливает печальный «эффект сломанного телефона» на уровне всего мира. Оно сильно парализует процесс обмена идеями, инновациями, изобретениями, благами для создания чего-то действительно нового и прорывного в целях создания качественно новой среды обитания, которое бы в чём-то превосходила природу, а не отставала от неё, ибо использует устаревшие и неэффективные технологии для генерирования энергии и извлечения ресурсов. Это именно то, что себе приписывает капитализм, пытаясь выпячивать свои преимущества, вынося за скобки монополизм, активное развитие спекулятивного капитала, профессиональный кретинизм, неподвижный наследственный капитал, блат и связи. То, что капитализм имеет хоть какое-то движение, хоть как-то способствует инновациям ещё не говорит о том, что он является безальтернативным и меритократичным. Монополизация экономики узким кругом лиц как раз не позволяет осознать в полной мере накопленное человеческой цивилизацией наследие, и многие специалисты и вовсе хотят отказаться от понятия «человечества» и любых намёков на универсализм, расписываясь в собственной беспомощности. Это свидетельствует о том, что конкретные способности в области распределения потоков, однообразное развитие человека и специализация, то есть чисто техническая функция человека как юнита внутри экономики является добродетелью. В данном случае, и академические интеллигенты уходят в себя, пытаясь отделиться от всех стеной сложной терминологии и многочисленных одномерных идентичностей, и обыватели, находясь в зоне турбулентности, пытаются держаться за свои старые привычки и в конечном счёте, не приспосабливаются. Атомизация и замыкание в себе каждой социальной группы приводит лишь к тупику и стагнации с точки зрения развития в долгосрочной перспективе. Монополизация и период фиксации накопленного богатства не может длиться бесконечно, и рано или поздно, ей приходит конец, поскольку паразитизм на уже имеющейся материально-технической базе приводит к её гниению.

Конечно же, некоторые покрутят пальцами у виска и скажут, что это заведомо абсурдно и невыполнимо, но суть в том, что большинство людей из политической тусовки даже ни на йоту не стремится к организации, чересчур сильно погрузившись в мир образов и, по сути, пребывая в состоянии бездействия. Если хотя бы некоторые из этих мер будут выполнены в левых организациях, это сильно поднимет их вес и будет способствовать выходу организаций из зачаточного состояния, в котором они пребывают уже как несколько десятилетий.

Что же делать?

Итак, социально-экономическая ситуация, как мы выяснили, достаточно сложная и лёгких решений в наше сложное время, конечно же, не будет.
Как говорится, легче представить конец света, чем конец капитализма, и не исключено, что мы будем обречены, просто потому что мы не можем прыгнуть выше головы.
Следует отнестись с пониманием к организационному кризису, но при этом не уходить в чрезвычайный фатализм либо уповать на партийного волшебника на голубом вертолёте. Спрашивается, на какие шаги следует пойти, к чему следует стремиться, чтобы быть в фарватере истинно прогрессивной политики?
1
Реорганизация кружков в подобие школ и университетов с учётом самых прогрессивных образовательных стратегий, контролем знаний в целях формирования руководящего состава. Обязанность организаторов заключается в формировании образовательного стандарта для создания компетентных кадров. Для поиска перспективных лиц нанять HR-специалистов. При этом образовательная программа должна быть непосредственно связана с кооперативами для того, чтобы политический и экономический аспект дела были неотделимы.
2
Активные вложения в маркетинг и рекламу. Информационное сопровождение кампаний с учётом мирового опыта создания видеоконтента и киноискусства. Стремление сделать оригинально и художественно, изучая успешный мировой опыт, но не уходя в паразитирование уже имеющихся форматов, таким образом, нащупав удачную нишу «прорывистов» и экспериментаторов.
3
Исключать неактивных членов организации и принимать меры по их выявлению.
4
Наличие обязательного взноса, либо пая в кооперативе. В случае неуплаты – исключение.
5
Диверсификация медиапродуктов. Поиск и изучение фокус-групп, в зависимости от ситуации, и создание продукта именно под них. В частности, наиболее востребованными должны стать короткие видео в формате «inforntament", развлекательно-образовательного контента, в том числе, где обыгрываются и доводятся до абсурда уже имеющиеся форматы и визуальные тропы, и чисто образовательный контент с более продолжительным хронометражом а-ля «Постнаука», который сделан для более продвинутой аудитории.
6
Нанять компетентных SMM-специалистов для ведения социальных сетей с учётом диверсификации
7
При формировании команды, необходимо исключить возникновение гомогенно однополого коллектива и активно принимать меры по недопущению нетоварищеского поведения внутри коллектива в целях поддержания внутренней дисциплины.
Конечно же, некоторые покрутят пальцами у виска и скажут, что это заведомо абсурдно и невыполнимо, но суть в том, что большинство людей из политической тусовки даже ни на йоту не стремится к организации, чересчур сильно погрузившись в мир образов и, по сути, пребывая в состоянии бездействия. Если хотя бы некоторые из этих мер будут выполнены в левых организациях, это сильно поднимет их вес и будет способствовать выходу организаций из зачаточного состояния, в котором они пребывают уже как несколько десятилетий.
Made on
Tilda